Главная Истории любви «С такой женой я буду счастлив»

«С такой женой я буду счастлив»

ТАК НАПИСАЛ РОДИТЕЛЯМ ПОЛЯРНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬ ВЛАДИМИР РУСАНОВ, ОТПРАВЛЯЯСЬ ВМЕСТЕ С СУПРУГОЙ В РОКОВУЮ АРКТИЧЕСКУЮ ЭКСПЕДИЦИЮ

Коллаж Ирины МАКСИМЕНКО

«Сообщаю вам очень важную для меня новость: у меня есть невеста, и мы предполагаем устроить свадьбу после моего возвращения из предстоящей экспедиции на Новую Землю, то есть в октябре или ноябре, самое позднее. О предстоящей нашей свадьбе знают все, и профессора нас поздравляли. Профессора Сорбонны хорошо знают мою невесту, так как она там окончила по естественному факультету и теперь приготовляет тему по геологии на степень доктора естественных наук. Кроме того, она еще занимается и медициной, хочет быть врачом», — сообщал в феврале 1911 года в письме своим родителям арктический исследователь Владимир Русанов.

КРАСИВЫЙ РУССКИЙ С ГЕРОИЧЕСКОЙ СУДЬБОЙ

В экспедицию к островам Шпицбергенского архипелага он отправился весной 1912 года. В Норвегии было приобретено парусно-моторное судно «Геркулес». Русанов, уже бывалый полярник, практически не сомневался в успехе: «с таким судном можно будет… быстро двинуть вперед вопрос о Великом Северном морском пути. Льдов нечего бояться: судно крепкое, уже испытанное во льдах».

Капитаном он пригласил 24-летнего опытного морехода Александра Кучина — потомственного помора, с которым познакомился в Архангельске. Обязанности геолога и врача исполняла невеста Русанова француженка Жюльетта Жан-Соссин…

Владимир Русанов — человек легендарныq. За его плечами были семинария, подпольный социал-демократический кружок, тюрьма, где ему особенно запомнилась книга Нансена «Среди льдов и во мраке полярной ночи»… Затем — ссылка в Вологодскую губернию. Незадолго до того он женился на Марии Булатовой, которая, подобно декабристке, последовала за ним на север.

В ссылке он увлекся этнографией, а когда освободился, то попытался закончить образование. Но в России ему запретили жить в университетских городах, и он добился разрешения уехать за границу. Жена обивала пороги инстанций, помогала получить документы. Осенью 1903 года вместе с женой Русанов отправился в Париж. Там он поступил в Сорбонну на естественное отделение, а Мария — на медицинское. Но случилась беда: через неделю после рождения ребенка жена умерла…

Отчаявшийся Владимир Русанов решил посвятить себя науке, но жизнь совершила крутой поворот: он встретил Жюльетту Жан, тоже студентку Сорбонны. Вспыхнула любовь, которой, казалось, он никогда не испытывал прежде… Окончив курс естественного факультета, она готовила дипломную работу по геологии на степень доктора естественных наук и одновременно занималась медициной, готовясь стать врачом. Красивый русский с трудным судьбой и поистине героическим прошлым был настоящим мужчиной мечты.

Но Русанов уже грезил арктическими экспедициями. В 1907–1908 годах он совершил первый в истории сухопутный поход по Новой Земле. В следующем году вернулся и продолжил геологические исследования, обнаружив немало полезных ископаемых (в частности, каменный уголь). Помимо этого он решил выяснить условия морского пути вдоль западного побережья и прошел на шлюпке от губы Крестовой до полуострова Адмиралтейства. В 1910 году на борту «Дмитрия Солунского» обошел вокруг всего северного острова Новой Земли.

Жюльетта преданно ждала, и Русанов всякий раз возвращался в Париж, чтобы снова отправиться в арктический поход. Вернувшись в 1910 году из экспедиции, Русанов сообщил ей, что на западе Северного острова уходит в море желто-белый мыс, который теперь носит имя Жан, — там желтая земля и желтые скалы, а белый лед вокруг — это теперь ледник Жюльетты Жан.

«НАУЧНАЯ ВАЖНОСТЬ НАШЕГО СОЮЗА НЕОЦЕНИМА»

В конце февраля 1911 года Владимира Русанов отправил письмо матери и отчиму из Парижа: «До сих пор еще ни одна женщина во всей Франции не делала доктората по геологии, — моя жена будет первая. Таким образом, мне судьба дала очень ученую, красивую и молодую жену-француженку, ее зовут Жюльетта Жан. Жюльетта может сделать честь любому изысканному салону. Она прекрасно воспитана, знает музыку, понимает живопись и знает иностранные языки, особенно хорошо английский. И при всем том она нисколько не избалована и умеет работать.

По религии она протестантка, а по происхождению южанка, с черными как смоль волосами. Ростом она почти с меня. Иметь такую жену — счастье, которое далеко не всегда и не всякому может выпасть на долю. Наконец кончится моя печальная, одинокая жизнь! Я уже раньше писал вам, дорогие, что Франции я обязан всем: она мне дала знания, научила работать, и, наконец, теперь она мне дала одну из лучших дочерей своих».

Спустя некоторое время Русанов снова писал о достоинствах своей будущей жены: «Дорогой Андрей Петрович, вы спрашиваете о нравственных качествах моей невесты. Если бы я не знал, что у нее очень хороший характер, то я не предложил бы жить всем вместе. Француженки, воспитанные в хорошей семье, получают строгое воспитание вообще и привыкают повиноваться сначала родителям, а потом мужу. Я, конечно, никогда не потребую от моей жены повиновения, но я знаю, что она будет очень хорошая жена и мать.

Обладая очень хорошим характером, она в то же время энергична и умеет хорошо работать. Ее знания являются для меня в высокой степени полезными и необходимыми. Никогда я один не смог бы сделать то, что легко могу делать теперь, работая совместно. Научная важность нашего союза неоценима, громадна. Добавлю, что я знаком с моей невестой четыре года... Профессора очень довольны моим выбором. Мне говорят, что с такой женой я буду счастлив. Со всех сторон я слышу о ней самые хорошие отзывы».

Дело шло к свадьбе, но ее пришлось на время отложить: Русанов готовился к очередной полярной экспедиции. Жюльетта, уставшая от постоянных разлук, пожелала ехать вместе с ним. Владимир Русанов не стал возражать. Оставалось лишь получить разрешение от организатора экспедиции — Министерства внутренних дел России.

«...Я со своей стороны находил бы весьма полезным и желательным участие в экспедиции французской гражданки Жюльетты Жан, окончившей естественный факультет Парижского университета и в настоящее время состоящей студенткой медицинского факультета... То обстоятельство, что мадмуазель Жан — француженка, едва ли может слу­жить препятствием в экспедиции, так как она моя невеста, и только отсутствие времени, обусловленное подготовкой к экспедиции, помешало состояться нашей свадьбе теперь», — указывал Владимир Русанов. Чиновники дали добро.

ПОСЛЕДНЯЯ ТЕЛЕГРАММА

Из Парижа Владимир Русанов и Жюльетта Жан прибыли в Архангельск. Краевед Ксения Гемп, в 1912 году выпускница женской гимназии, которая показывала француженке Архангельск, впоследствии вспоминала: «Почему-то многие представляют Жюльетту Жан хрупкой, изящной парижанкой — совсем не так. Она была крупная, высокая, примерно одного роста с Русановым и ходила, держась прямо, как солдат... Владимира Александровича она, конечно, обожала, и её появление в той последней экспедиции, конечно, не было случайностью… Нет, она не была легкомысленной изящной парижаночкой».

Покинув Архангельск, участники экспедиции отправились в Александровск-на-Мурмане (ныне город Полярный), а оттуда уже в июле 1912 года стартовали на «Геркулесе». Через неделю шхуна подошла к Шпицбергену. Официально экспедиция на «Геркулесе» была организована для разведки угольных месторождений на «ничейном» архипелаге Шпицберген, с тем чтобы «застолбить» месторождения каменного угля, что сулило России в будущем большие деньги.

Экспедиция провела обследование угольных залежей и на месте открытых месторождений поставила 28 заявочных столбов. Уже на следующий же год на основании данных, полученных экспедицией Русанова, Россия на Шпицбергене начала разработки каменного угля.

«Геркулесу» следовало возвращаться домой. Тем более что недобрым знаком было исчезновение длинноухой собаки Тампе, любимицы команды. Однажды матросы отправились к берегу на шлюпке, и Тампе первой выскочила на землю. Она добежала до вершины холма, обернулась, залаяла, умчалась прочь и пропала. Раньше Тампе всегда возвращалась…

Отправив с попутным норвежским пароходом трех членов экипажа (горного инженера Рудольфа Самойловича, зоолога Зенона Сватоша и заболевшего боцмана Александра Попова) с отчетом в Россию, Русанов дал на материк телеграмму: «Юг Шпицбергена, остров Надежды. Окружены льдами, занимались гидрографией. Штормом отнесены южнее Маточкина Шара. Иду к северо-западной оконечности Новой Земли, оттуда на восток. Если погибнет судно, направлюсь к ближайшим по пути островам: Уединения, Новосибирским, Врангеля. Запасов на год. Все здоровы. Русанов». Это его известие стало последним…

ЛОЖКА С ИНИЦИАЛАМИ

В январе 1914 года Совет министров дал указание Морскому министерству России начать поиски сразу трех пропавших арктических экспедиций – Владимира Русанова, Георгия Брусилова и Георгия Седова. Впервые в мировой истории использовалась полярная авиация. Увы, поиски не дали результатов. В том же году на розыски «Геркулеса» был направлен барк «Эклипс» норвежского полярного исследователя Отто Свердрупа. Но судно вмерзло в лед и не смогло продолжить поиск…

Отец Жюльетты умер в конце 1913 года, не дождавшись дочери. Мать Жюльетты умоляла полярного исследователя Руаля Амундсена в 1918 году спасти дочь и зятя: «...Господин Амундсен, извините меня за смелость, но я прошу Вас сообщить мне, не намерены ли Вы проявить участие к судьбам моих дорогих детей: дочери и моего зятя, к судьбе их товарищей и попытаться отыскать их следы в Арктике. Я знаю от своего зятя, что капитан, который вел их судно, сопровождал Вас в Вашей замечательной экспедиции, во время которой Вы достигли Южного полюса. Прошу Вас принять выражение моих самых почтительных чувств и мои самые искренние приветствия. Вдова Жан-Сессин».

Кстати, капитана «Геркулеса» Александра Кучина на берегу ждала невеста. Весной 1912 года он сообщил о помолвке: по возвращении намерен надеть обручальное кольцо на руку дочери норвежского литературного критика Паульсона.

Следы экспедиции Владимира Русанова удалось обнаружить лишь в 1934 году близ берега Харитона Лаптева на безымянном островке, который теперь зовется островом Геркулес. Были найдены деревянный столб с вырубленной надписью «Геркулес — 1913» (ныне он находится в экспозиции Музея Арктики и Антарктики), а также различные предметы русановцев, в том числе серебряная ложка с инициалами Жюльетты Жан...

Как погибла экспедиция – неизвестно до сих пор. Вот уже более ста лет эта тайна, в которой оказались сплетены и научная драма, и любовная трагедия, продолжает волновать людей…

Комментарии
0
Рекомендуем:
Здоровье
29 ноября Коронавирус выявили в 128 городах и поселках Ленобласти (29.11)
Власть
26 ноября В регионе не планируют ужесточать «антиковидные» ограничения
Власть
26 ноября «Быстрые победы» малого бизнеса
Власть
26 ноября В центре изменений – человек
Власть
26 ноября Киберспорт в Ленобласти становится реальностью
Власть
26 ноября «Горячий» вопрос
Здоровье
26 ноября Коронавирус выявили в 143 городах и поселках Ленобласти (26.11)
Здоровье
26 ноября Коронавирус в Ленобласти: в общественном транспорте региона начались проверки QR-кодов
Новости Ленинградской области
26 ноября Ленобласть готовится к «Формуле-1»
Новости Ленинградской области
26 ноября «Копилка» для будущей пенсии
Ленинградская область: культурные события
26 ноября Чтобы жизнь была яркой
26 ноября Туризм в Ленобласти выходит на новый уровень
Власть
26 ноября Марина Чистова: «У нас сразу несколько поводов для радости»
Власть
26 ноября Андрей Клементьев: «Тосненцы вновь показали спортивное мастерство»
Власть
26 ноября Елена Иваева: «По сегодняшним ощущениям год закрывается тяжело»
Власть
26 ноября Сергей Коломыцев: «Привитых становится все больше»
26 ноября Душечка-подушечка
Здоровье
25 ноября Коронавирус выявили в 135 городах и поселках Ленобласти (25.11)
^