Главная Истории любви Пьер и Александра

Пьер и Александра

ИХ ПОРОДНИЛА ПЕРЕЖИТАЯ ИМИ ТРАГЕДИЯ ЦАРСКОЙ СЕМЬИ

Коллаж Ирины МАКСИМЕНКО

Имя Пьера Жильяра, воспитателя цесаревича Алексея, сына Николая II, хорошо известно в контексте трагической истории императорской семьи. После отречения государя от престола он находился вместе с царской семьей под арестом в Царском Селе, затем добровольно последовал вместе с ней в тобольскую ссылку. В Екатеринбурге Жильяру не позволили поселиться вместе с Романовыми, что в итоге спасло ему жизнь. Чудом уцелела и няня великих княжон – Александра Александровна Теглева. Трагедия и общие переживания сблизили, сплотили их, и, невероятным путем выбравшись на родину Жильяра, они соединили свои сердца. Семейный союз продолжался несколько десятков лет, как говорится, пока смерть не разлучила их…

ЛЮБИМЫЙ УЧИТЕЛЬ ЦЕСАРЕВИЧА

Пьер Жильяр был родом из Швейцарии, он окончил Лозаннский университет, преподавал французский язык. В 1904 году по приглашению герцога Сергея Лейхтенбергского приехал в Россию обучать французскому языку его детей. В Петергофе был представлен императрице Александре Федоровне и в 1905 году был приглашен преподавать французский языке «августейшим» детям.

С 1913 года Жильяр стал наставником цесаревича Алексея Николаевича, с которым у него, хотя и не сразу, сложилось самые теплые отношения. В Фонде Пьера Жильяра библиотеки кантонального Университета Лозанны сохранились трогательные письма цесаревича Алексея любимому учителю – «Жилику».

Жильяр увлекался фотографией и создал целую галерею снимков царской семьи, ставшую бесценным историческим свидетельством. А в 1929 году в Париже вышла его книга «Трагическая судьба Николая II и его семьи», в которой Жильяр рассказал о тринадцати годах, проведенных вместе с царской семьей. Как он сам отмечал, его книга – ответ тем, кто возвел вокруг Романовых и самого Жильяра целую гору нелепостей и лжи, и он делает это «ради правды и ради справедливости».

«Все последние годы царствования Николая II прошли под знаком болезни наследника (как известно, он страдал гемофилией. – Ред.), и она одна всему объяснение, — отмечал Жильяр. – Неявным образом она стала одной из причин падения монархии, с одной стороны, дав власть Распутину, а с другой – приведя к фатальному одиночеству монаршей четы, ее уходу в себя, поглощенности скорбными заботами, которые нужно было скрывать от посторонних глаз»…

Что касается Александры Теглевой, то она, по некоторым данным, родилась в 1884 году в усадьбе Горка вблизи старинного села Теребушка тогдашнего Новоладожского уезда С.-Петербургской губернии. По семейной легенде, ее род вел свое происхождение от ордынца, будто бы прибывшего на Русь к Великому князю Василию Темному и перекрестившегося в православную веру.

От усадьбы Горка не осталось ни следа, а вот село Теребушка сохранилось и нынче, оно относится к Кировскому району Ленинградской области. В него можно добраться по Мурманскому шоссе, повернув в деревню Ратницу, а затем проехав еще несколько километров по грунтовой дороге. В конце села на кладбище сохранились руины каменной церкви Успения Пресвятой Богородицы, сооруженной в 1860-х годах (колокольня была пристроена чуть позже, в конце 1870-х годов). Если верно то, что Александра Теглева, действительно, происходила из этих мест, то, она, несомненно, не раз бывала в этом храме…

Александра Теглева, фото 1940-х гг.
Репродукция. Фото автора

 

«КОМНАТНАЯ ДЕВУШКА»

Александра попала в царскую семью из Смольного института благородных девиц, в котором она воспитывалась.

«Мне должно было исполниться семнадцать лет, когда директриса института сообщила нам о предстоящем визите Царицы, которая искала няню для своих старших дочерей — Ольги и Татьяны — и надеялась найти её среди воспитанниц Смольного, — вспоминала Александра Теглева. — Наступил этот особый день. Когда показалась Императорская карета, мы выстроились в почетный ряд и хором приветствовали Императрицу… Улыбаясь, она приветствовала нас грациозным жестом руки. Все мы стояли, онемев от изумления. На имеющихся у нас фотографиях Императрица всегда была в парадном одеянии, с короной на голове и с надменным видом. Видеть её такой простой и любезной было для нас большой неожиданностью...».

Воспитанниц привели в большой зал, где и проходила церемония. Услышав свое имя, каждая из смолянок подходила к императрице, делала реверанс, говорила заранее подготовленный комплимент и отвечала на ее возможные вопросы. Александра так переволновалась, что вместо реверанса упала на колени к ногам императрицы и зарыдала. Потом быстро встала и, даже не попросив прощения, выбежала из зала…

Тем не менее, через некоторое время пришло известие: императрица выбрала Александру Теглеву в качестве «комнатной девушки». Александру поселили в отдельной комнате на втором этаже Детской половины Александровского дворца. С детьми она говорила только по-русски: таково было особое указание родителей. Она выполняла все обязанности няни, кормила, купала детей, гуляла с ними, укладывала спать, Анастасию обучала грамоте. Дети искренне привязались к молодой, доброй девушке, ласково называли ее «Теглюшкой», «Сашей», а Анастасия звала ее «Шурой».

После отречения императора Николая II Александра Теглева, как и Пьер Жильяр, осталась с царской семьей. Уже на положении арестантов. «Многие изменили Им... Мне даже в голову не могла прийти мысль покинуть Семью в такой момент», — вспоминала Александра Теглева.

После отъезда Николая II, его супруги и дочери Марии в Екатеринбург, Александра Теглева и Пьер Жильяр остались вместе с великими княжнами Ольгой, Татьяной, Анастасией и цесаревичем Алексеем в Тобольске. Алексей был болен, все ждали его выздоровления, чтобы соединиться в Екатеринбурге. Как только появилась возможность, оставшиеся члены семьи и свита отправились в Екатеринбург: сначала пароходом, а затем поездом.

Там представителям царской свиты, в том числе Пьеру Жильяру и Александре Теглевой, власти объявили, что они свободны, в их услугах больше нет необходимости. Они отправились в Тюмень. Именно это обстоятельство спасло их от смерти, поскольку, как известно, те слуги царской семьи, которые оставались с нею до самого конца, были убиты вместе с Романовыми в Ипатьевском доме…

Когда, уже после прихода белых, появилась возможность съездить в Екатеринбург, Жильяр нашел дом Ипатьева, где лично увидел следы преступления. В Тюмень он вернулся в угнетенном состоянии. Затем пришло и официальное подтверждение страшной новости, белые власти начали расследование.

Получив достоверное известие о гибели всей царской семьи (официально было объявлено, что расстрелян только император), Александра Теглева испытала тяжелейший удар. Ведь она до последнего надеялась, что детей не тронут… Свернувшись на кровати, она не двигалась, не разговаривала и не принимала пищу. Твердила, что не хочет, чтобы ее лечили, что она мечтает умереть и воссоединится с царской семьей…

«ВЫБРАЛСЯ ИЗ СИБИРСКОГО АДА»

Однажды в жаркий летний день Пьер Жильяр увидел, что Александру трясет от лихорадки. Врач определил тиф. Ситуация была на грани жизни и смерти. По совету доктора Пьер нашел деревенскую семью, у которое было козье молоко, и отвез Александру туда. Она выздоровела, ее спасители вернули ей смысл жизни…

«Без них я бы не выжила, потому что у меня не было больше никакого желания жить, — вспоминала Александра. — Кроме того, они очень рисковали, поселив меня у себя: ведь если бы большевики нашли меня там, нас бы всех расстреляли. Я никогда не забуду их самоотверженность…».

Когда Александра поправилась, она так же, как и Пьер Жильяр, дала показания следователю Николаю Соколову, который вел расследование по делу убийства царской семьи. Ее приглашали и для опознания найденных на Ганиной Яме предметов, принадлежавших царской семье.

Летом 1919 года Красная армия снова стала наступать, войска Верховного Правителя России Колчака стали откатываться на восток. Вместе со своими спутниками Теглева добралась до Омска, потом до Иркутска, а затем до Верхнеудинска (ныне Улан-Удэ). Там Александра заболела воспалением легких, и Жильяр временно оставил ее на попечении Софьи Дитерихс, открывшей для детей беженцев детский приют «Очаг». Более полугода прожила Александра там, помогая ей в детском приюте.

Пьер Жильяр все это время служил личным секретарем генерала Жанена — главы французской военной миссии в Сибири. После падения Колчака Жильяр получил отставку и отправился в Верхнеудинск, где после долгой разлуки встретился с Александрой Теглевой. Он предложил ей отправиться на его родину, связей с которой он не порывал все годы, что служил в царской семье. Александра не хотела расставаться с Россией и согласилась только тогда, когда Пьер пообещал, что при первой же возможности она вернется.

Впрочем, путь в Швейцарию оказался отнюдь не простым. В феврале 1920 года вместе с отступавшими чешскими войсками Пьер и Александра добрались до границы с Маньчжурией, а затем в конце февраля достигли Харбина. В начале апреля они добрались до Владивостока. Благодаря хлопотам генерала Жанена для них нашлось место на борту американского корабля. На нем они добрались до Сан-Франциско. Жильяр писал оттуда отцу: «Я все еще с трудом верю, что прошло уже полгода с тех пор, как я выбрался из сибирского ада. Ужасы, свидетелем которых мне довелось стать, превосходят все мыслимые пределы…».

В Швейцарии Жильяр не переставал заботиться об Александре. Он стал преподавать в Лозаннском университете, зарабатывал на них обоих. Спустя два года он сделал Александре предложение.

«Я осознала и оценила все, что Пьер для меня делал. Он рисковал ради того, чтобы вызволить меня из революционного ада, спасти от болезни и голода. В первый раз мои глаза открылись, и я поняла, что этот человек действовал не из жалости и не из чувства долга, а потому, что был привязан ко мне и любил меня», — вспоминала Александра Теглева.

22 сентября 1922 года Пьер Жильяр и Александра Теглева (разница в возрасте между ними составляла пять лет) заключили брачный союз в мэрии Фье, а 3 октября того же года обвенчались в православном русском храме в Женеве. Пьер продолжал преподавать в университете, а Александра жена вела домашнее хозяйство…

«НАВЯЗЧИВАЯ ИДЕЯ ВЕРНУТЬСЯ В РОССИЮ»

Мыслями Александра оставалась на родине. Тем более, что пережитая трагедия не оставляла ее. Возможно, кому-то это могло показаться помешательством, но одну из комнат квартиры она превратила в своеобразный мемориальный музей, где хранила вещи царских детей, а все стены были увешаны их фотографиями.

Тем более ей было горько, когда нашлись аферистки, выдававшие себя за якобы «чудесно спасшихсяе» царских детей. Теглевой даже пришлось выступать свидетельницей на процессах по делам «лже-Анастасий». В 1925 году великая княжна Ольга Александровна, сестра Николая II, просила у нее помощи в расследовании дела Анны Андерсон, выдававшей себя за великую княжну Анастасию…

Детей у Теглевой и Жильяра не было. Но Александра особенно сблизилась с его племянницей Мари-Клод, в воспитании которой приняла большое участие, став ее крестной матерью. Впоследствии Мари-Клод написала книгу «Дорожный сундук из России. Кем была Александра Александровна Жильяр-Теглева?», где рассказала все то, что услышала когда-то от своей русской тети.

Мари-Клод Жильяр, крестница Александры Теглевой,
в русском народном костюме и кокошнике.
Репродукция. Фото автора

 

В книге рассказывалось, что Теглева мечтала вернуться домой. Она совершенно не могла представить себе того, что происходит в советской стране, написала брату, настаивая на том, чтобы он пригласил меня к себе. Он ответил, что это невозможно. По словам Мари-Клод Жильяр, только тогда Александра наконец-то поняла, что ее навязчивая идея вернуться в Россию была вызвана полным непониманием реальности. «Императорской семьи, которую я так любила, больше не было. Россия, которую я знала, больше не существовала»…

Александра Александровна Теглева-Жильяр скончалась в 1955 году и была похоронена в Лозанне. Спустя семь лет ушел из жизни ее супруг.

Казалось бы, давняя история? Ничуть… Десять лет назад, в 2013 году, 83-летняя Мари-Клод Жильяр Кнехт, жившая во Франции, передала в государственный музей-заповедник «Царское Село» мемориальные предметы, принадлежавшие Александре Теглевой: брошь, врученную ей по случаю 300-летия Дома Романовых в 1913 году, часы с надписью «Подарено Государыней императрицей 24 декабря 1904 года». Мари-Клод передала также музею полотенце, на котором Теглева в память о России вышила гладью Спасскую башню московского Кремля.

Комментарии
0
Рекомендуем:
Новости Ленинградской области
21 июня Старт производственной бизнес-акселерации в Ленобласти
21 июня Ответы на вопросы,
21 июня «Вспомним всех поимённо, горем вспомним своим...
21 июня 22 июня – день памяти и скорби – День начала Великой Отечественной войны
21 июня В Ленобласти – спортивное лето
21 июня В грантах губернатора мелочей не бывает
21 июня Деньги и законы
21 июня Ленинградцев познакомят с театральной историей Выборга
21 июня Дети участников СВО из Ленобласти отправились в путешествие в Белоруссию
21 июня Не запутайтесь во Всемирной паутине!
Новости Ленинградской области
21 июня «Ленинградская область осиротела»: не стало Юрия Голохвастова
21 июня Безопасность в регионе – на контроле
21 июня Все больше подростков дружат с законом
Развлечения
21 июня Сотрудница гипермаркета в Тосно пойдет под суд по делу о подкупе
Криминальные вести
21 июня Три резонансных ДТП в один день
Криминальные вести
21 июня Одному из хулиганов, напавших на дворника, грозит уголовка
Криминальные вести
21 июня Выезд на встречку закончился смертью женщины-водителя
Новости Ленинградской области
19 июня Пираты в Ладоге: в Ленобласти нашли корабль XIX века со зловещим символом
^