Главная Истории любви Тень дуэли Фердинанда Лассаля

Тень дуэли Фердинанда Лассаля

Политик был уверен в счастливом исходе поединка, но просчитался

«Если женщина любит меня, то отдается мне всецело, растворяется во мне совершенно, и за это получает — лишь место в моем существе, и, несмотря на то, что отдалась мне вся, получает взамен не всего меня, а лишь часть моей души… Итак, кто хочет любить меня и быть мною любимым, кто хочет быть частью моего существа, тот должен вступить в полное единение со мною, совершенно раствориться во мне, любить то, что я люблю, думать, как я думаю…». Так писал своей возлюбленной знаменитый немецкий политик Фердинанд Лассаль.

 

«Клянусь вам бороться за вас до смерти»

Сегодня его имя, ученика Карла Маркса, знают, пожалуй, лишь историки, а вот после революции 1917 года он был поднят на пьедесталы в числе «выдающихся мыслителей и деятелей борьбы за освобождение трудящихся». Его именем называли улицы по всей России, а в самом центре Петрограда, возле здания бывшей городской думы, ему был поставлен памятник, простоявший несколько десятилетий… Правда, достаточно странный, авангардистский, совершенно не сочетавшийся с обликом Невского проспекта, но тем не менее привлекавший внимание.

И мало кто знал о реальной жизни этого человека, обуреваемого неистовыми страстями, влюбчивого до безумия… Жизнь его была очень короткая: в тридцать девять лет он был убит на дуэли, случившейся из-за роковой любовной истории.

Отец, богатый предприниматель, мечтал, чтобы сын пошел по его стопам и готовил Фердинанда к коммерческой деятельности, однако тот не был согласен с навязанным ему выбором: он изучал философию, историю и классическую филологию, увлекся философией радикально-демократическими, а затем и социалистическими идеями. В итоге он прекрасно сдал вступительные экзамены и поступил на философский факультет Бреславльского университета. Позже перевелся в университет Берлина и закончил его в 1844 году со степенью доктора философии.

В январе 1846 года Лассаль вернулся в Берлин, намереваясь занять должность доцента при местном университете. И вот тогда-то один из друзей Лассаля, доктор Мендельсон, познакомил его с графиней Софией Гацфельд. Ее трагическая история ее жизни потрясли юношу.

София была выдана замуж по расчету за своего двоюродного брата, графа Эдмонда Гацфельда, который оказался настоящим тираном и маньяком. По ее словам, он приковывал жену цепями в подвалах своих замков и заставлял смотреть, как он насилует служанок. Он отобрал у нее двоих родившихся в браке детей и отправил их в монастырь. Однако отобрать третьего ребенка, только что рожденного, она ему не дала: София изловчилась, выхватила у графа револьвер и, угрожая выстрелить, сбежала из замка.

Начался громкий бракоразводный процесс. «Если вы твердо решитесь победить или умереть, я возьму ваше дело в эти молодые, но сильные руки, – воскликнул Лассаль. – Я клянусь вам бороться за вас до смерти».

И Лассаль, не имевший серьезной юридической подготовки, начал вести ее бракоразводное дело. Дело было рискованное, в какой-то момент он сам оказался на скамье подсудимых. Граф Гацфельд попытался убедить судей, что Лассаль выкрал у него фамильную шкатулку с документами. Убедить не получилось. На седьмой день процесса Лассаль произнес свою знаменитую шестичасовую речь, в которой блестяще раскритиковал ложные показания графа, а также описал трагическую участь графини. Речь была блестящей, судьи была потрясены сказанным.

В результате суд присяжных оправдал Лассаля, а затем узаконил развод графини, присудив ей львиную долю имущества бывшего мужа. Публика рукоплескала Лассалю, он был настоящим триумфатором…

С 1848 года София фон Гацфельд поселилась вместе с Лассалем в Дюссельдорфе. После развода в графом-тираном она продолжала жить с Лассалем до 1856 года, затем переехала в Берлин, но оставалась с ним в тесном контакте…

 

Елена фон Деннигес – возлюбленная Фердинанда Лассаля, которая не смогла переступить через отцовский запрет. Репродукция.

Фото автора

«Златокудрая лисица»

Летом 1860 года, когда Лассаль отправился на воды в Ахен, он страстно влюбился там в 19-летнюю русскую девушку Софью Солнцеву, приехавшую туда вместе с отцом. Об этом эпизоде из жизни политика свидетельствуют «Воспоминания» Софьи Солнцевой и письма Лассаля к ней.

По словам Софьи, Лассаль воспылал к ней буквально отчаянной страстью, «казалось, каждый мускул его лица отражал все то, что вырывалось у него в словах». Однако, по ее собственному признанию, ее сердце молчало. Из жалости к нему она ответила, что «может быть, полюбит его».

Лассаль отправил девушке свою «исповедь», в которой говорил: «Прежде всего, Софи, надо хорошенько поразмыслить о том, что я человек, отдавший свое существование своему делу, с его крайними последствиями. Этому делу суждено торжествовать в нашем веке, но оно еще много раз подвергнет значительным неудачам и опасностям своих сторонников. В этой борьбе я могу встретить страшные положения, от которых, впрочем, никакая привязанность не отвратит меня. Мое состояние, моя свобода, самая жизнь моя всегда могут подвергнуться опасности. Ничто не верно со мною. Выйдя за меня, вы оснуете ваше существование, построите ваш дом на вершине вулкана. Хватит ли у вас отваги перенести в случае неудачи все: изгнание, тюрьму, разорение, бедность и даже самую смерть?»…

Естественно, эта история не имела продолжения…

Но спустя четыре года, в 1864 году, будучи в Швейцарии, Лассаля снова настигла роковая страсть. Он влюбился в дочь баварского дипломата - 21-летнюю Елену фон Деннигес. «Златокудрую лисицу», как называл ее сам Лассаль. Сохранились его многочисленные письма, где он страстно признавался в своих чувствах. Ради этого брака он готов был на любые жертвы, вплоть до перехода в католичество.

«Подобно тому, как Семела тает в объятиях Юпитера, так женщина должна растаять в моей душе, если я должен ее любить и смотреть на нее, как на любящую меня, - писал Лассаль своей возлюбленной. - Это может оказаться очень неудобным для такой любящей, в природе которой этого нет. Но в конце концов, это неизменное условие, чтобы составлять со мною одно целое и иметь место в моем сердце.

И я умышленно не соблазнял тебя любить меня, напоминаю об этом, чтобы ты не могла упрекнуть меня, если бы ты (весьма ошибочно) приняла такую любовь за эгоизм. Я не проявлял инициативы. Ты первая сама сознала это, как внутреннюю необходи­мость, и заявила об этом. Я никогда не взял бы на себя почин именно потому, что зная, что моя любовь может принести мало радости, и что лишь очень немногие женщины способны к такой серьезной любви, к такой полной отдаче себя».

«Я хочу быть и буду вашею женою! – отвечала Елена фон Деннигес Фердинанду Лассалю. - …В ваших силах, мой прекрасный, демонический друг, лежит так неслыханно — много, для того, чтобы достигнуть нашей цели достойным и разумным образом; это значит: вы придете к нам, мы попробуем расположить в вашу пользу родителей, равно как… и получить таким способом их согласие!

Если нет, если они останутся неумолимы, когда мы сделаем все, что могли… тогда останется еще Египет… Я знаю, что препятствия, которые нам предстоит одолеть, велики, огромны, но зато перед нами и огромная цель, а вы — исполинский дух, который с Божьей помощью искрошит скалы в песок и прах, который даже я смогу сдунуть моим слабым дыханием…».

«О союзе между нами никогда не может быть и речи»

Преградой на пути счастья стал отец девушки. Узнав о революционных взглядах и еврейском происхождении Лассаля, он категорически отказался давать свое согласие на брак. И решил выдать дочь за валашского дворянина Янко Раковица - друга детства своей дочери.

Мать и сестры умоляли Елену отказаться от Лассаля. Однажды, улучив момент, она убежала из дома и, придя к возлюбленному, заявила: «Я несчастнейшее существо на земле! Возьми меня, делай со мной, что хочешь, я — твоя вещь». Эта решимость испугала Лассаля. Он не хотел жениться тайно, обманывая родителей невесты, и не придумал ничего лучшего, чем отвести ее назад к родителям! Елена почувствовала себя преданной. Её снова заперли в доме.

Под диктовку отца она написала письмо Фердинанду: «Милостивый государь! Помирившись в глубоком раскаянии по поводу совершенных мной поступков со своим женихом, г-ном Янко фон Раковицей, и снова приобретя его любовь и прощение, а также известив вашего адвоката г-на Гольтгофа в Берлине, заявляю вам добровольно и с полным убеждением, что о союзе между нами никогда не может быть и речи, что я отказываюсь от вас во всех отношениях и твёрдо решила питать вечную любовь и верность к своему жениху…».

Лассаль ответил ей: «Пишу тебе в смертельном отчаянии… Ты, ты предаешь меня? Это невозможно! Я все еще не могу поверить в такое коварство, в такую ужасную измену! Быть может, твою волю временно склонили, сломили, сделали тебя чуждою тебе самой; но немыслимо, чтобы то была твоя истинная, твоя прочная воля. Ты не могла отбросить от себя до такого крайнего предела всякий стыд, всякую любовь, всякую верность, всякую правду!

Ты обесславила и обесчестила бы все, что имеет образ человеческий; ложью было бы всякое лучшее чувство; а если ты солгала, если ты способна достигнуть этой последней ступени отверженности, — нарушить такую священную клятву, разбить преданнейшее сердце — тогда под солнцем нет уже ничего, во что бы мог еще верить человек!».

И дальше Лассаль добавлял: «Елена! Судьба моя в твоих руках! Но если ты сломишь меня этою мальчишескою изменою, которой я не перенесу, то пусть падет на тебя мой жребий, и мое проклятие будет сопровождать тебя до могилы! Это — проклятие вернейшего, разбитого тобою сердца, которым ты постыдно играла. Оно разит верно!».

Вскоре Елена через знакомых подтвердила своё нежелание видеться с Лассалем. Тогда Фердинанд направил к ней своего посланника, но она демонстративно показала своё равнодушие. Узнав об этом, Лассаль, вне себя от ярости, написал ее отцу: «…ваша дочь Елена — презренная девка… я больше не вижу основания откладывать свое требование удовлетворения за ваши выходки по отношению ко мне и оскорбления, а потому прошу вас вступить в соответствующие переговоры с моими обоими друзьями, которые доставят вам это заявление».

Завещание перед поединком

Результатом стала дуэль, на которую Лассаль вызвал отца девушки. Тот вызова не принял, предоставив возможность выйти на поединок своему будущему зятю. Лассаль был сначала вне себя от этого отказа, но в конце концов согласился стреляться со своим «заместителем», как он язвительно называл Янко.

И хотя Лассаль был уверен в счастливом исходе поединка, накануне дуэли он привел в порядок все свои дела и даже написал завещание. Многим своим друзьям и знаковым он завещал значительную материальную поддержку, графине Софии Гацфельд – пожизненную ренту в тысяча двести рублей ежегодно. Как оказалось, завещание он подготовил не напрасно…

Дуэль состоялась 28 августа 1864 года. Лассаль был смертельно ранен и через три дня умер в страшных страданиях. Общественное мнение винило Елену в косвенной причастности к смерти Лассаля, а Янко Раковиц предстал перед судом. Тем не менее, не смея противиться отцу, Елена через пять месяцев вышла за него замуж. Брак не был долгим: через полгода после женитьбы Янко Раковица умер.

Потеряв мужа, Елена пыталась стать актрисой. Вышла замуж за известного в то время артиста Фридмана, жила с ним в Вене, выступала на театральных подмостках под именем «принцесса фон Раковица». Побывав в Петербурге, она познакомилась с социалистом Сергеем фон Шевичем, который стал ее последним мужем. Впоследствии они эмигрировали в Америку, где Елена выступала на сцене, а муж занимался журналистикой…

Тень дуэли, на которой погиб Фердинанд Лассаль, преследовала ее всю жизнь. Отвечая на упреки в том, что она была причастна к его смерти, Елена утверждала, что хоть и знала о предстоящем поединке, но была уверена в победе Лассаля. Но судьба распорядилась иначе.

Что же касается Софии фон Гацфельдт, то она считала себя духовной наследницей Лассаля, издавала его сочинения и даже работала в основанном Лассалем Всеобщем германском рабочем союзе. Впоследствии она прекратила политическую деятельность и помирилась с семьей…

Памятник Фердинанду Лассалю на Невском проспекте.

Репродукция. Фото автора

 

Комментарии
0
Рекомендуем:
Новости Ленинградской области
19 июня Пираты в Ладоге: в Ленобласти нашли корабль XIX века со зловещим символом
Новости Ленинградской области
19 июня Ленинградская область на Инвестиционной карте России
Новости Ленинградской области
18 июня Впервые в Ленобласти: бизнес-акселерация для креативных индустрий
19 июня Магнитная буря накроет Землю на неделю
Погода на неделю
19 июня Но наше северное лето… уж точно лучше южных зим!
19 июня Смерть под ногами
19 июня Ленинградка узнала, что беременна уже во время родов
Дорогие мои старики
19 июня «Гость напился и скрылся с деньгами»
Дорогие мои старики
19 июня «Газовщик мне сразу показался подозрительным»
Криминальные вести
19 июня «Сиделка опустошила мою карточку!»
19 июня Кабанья напасть
19 июня Алиса, Маруся или Салют?
Подворье
19 июня Тля такая!
Подворье
19 июня МУЛЬЧА, КАК МНОГО В ЭТОМ СЛОВЕ...
Развлечения
19 июня Непростое стеклышко
Развлечения
19 июня Чтоб ты подавился!
Подворье
19 июня ЛУННЫЙ КАЛЕНДАРЬ НА 19 — 25 июня
19 июня Не густо?
^