Главная Власть ЛЕНИНГРАДСКОЕ УФАС: «Мы не стремимся кого-то наказать, нам важно донести идею»

ЛЕНИНГРАДСКОЕ УФАС: «Мы не стремимся кого-то наказать, нам важно донести идею»

Задача обеспечить честную конкуренцию в бизнесе сохранила свою актуальность для сотрудников Федеральной антимонопольной службы даже в период самоизоляции. О том, как изменилась работа надзорного ведомства во время эпидемии и какие новшества оно готовит в связи с массовым переходом коммерческих сделок в онлайн-режим, рассказал руководитель Управления ФАС по Ленинградской области Александр Плетешков.

 

— Александр Николаевич, на чем сконцентрировано внимание Ленинградского УФАС России в настоящее время? Какие главные задачи стоят перед ведомством?

— Согласитесь, год протекает очень необычно. Пандемия внесла коррективы в работу нашего ведомства. Большая нагрузка легла на отдел, который занимается контролем цен на товарных рынках. Если раньше в зону нашего внимания попадали только товары из так называемой социальной корзины, то с наступлением карантина нам стали поступать жалобы на стоимость более экзотических продуктов: имбиря, лимонов. Но наша задача не просто зафиксировать отклонение от нормальной цены, а копнуть глубже, то есть установить, почему она выросла, есть ли объективные факторы для этого или имеет место сговор и искусственное поддержание цен. Если это сговор, то нужно установить, в каком звене — производитель, поставщик или продавец. Кроме того, мы стали следить, чтобы в магазинах не было дефицита товара.

— Как показала себя Ленинградская область в период самоизоляции с точки зрения антимонопольного ведомства?

— Я бы сказал, что очень достойно. Да, были проблемы с наличием масок, как в большинстве регионов. Но стоит отметить, что в то время как в Петербурге масок не было вообще, в Лен­области их все еще можно было достать, а спустя несколько недель они снова появились во всех аптеках. Если говорить о ценах на средства индивидуальной защиты, то, конечно, они сильно изменились, если сравнивать с тем, что было до эпидемии. Тем не менее нарушений со стороны аптек не выявлено, а повышение цен — это не желание сделать деньги на высоком спросе, а объективные причины — изменение курса валюты, стоимости материалов для их производства. С лекарствами, которые попадают под государственное регулирование, картина гораздо лучше. Противовирусные средства всегда были в наличии и цены на них держались в рамках, установленных тарифным комитетом. Что касается продуктов. Наши специалисты лично выезжали в районы и осматривали торговые сети. Роста цен свыше допустимой нормы не выявлено, дефицита какого-либо товара тоже. Когда карантин только вводился, действительно, был ажиотаж на некоторые позиции, но ритейлеры быстро пополняли полки, налаживали логистику под повышенный спрос.

— Иные направления работы ведомства как-то изменились в последнее время?

— Если оставить тему усиленного контроля цен и наличия продуктов из-за пандемии, то в остальном, с некоторыми нюансами, все идет своим ходом. По-прежнему проводится большая работа по направлению выявления картельных сговоров. В этом году возбуждено уже девять антимонопольных дел. Речь идет о сговорах при строительстве и благоустройстве, поставке коммунальных ресурсов, продуктов питания. Выросло количество жалоб по 44-ФЗ.

— Госзакупки — это всегда животрепещущая тема. Удается ли снизить количество нарушений со стороны заказчиков в соответствие с Указом Президента?

— Действительно, в 2017 году был сформирован национальный план развития конкуренции и вышел соответствующий Указ, в котором глава государства, в числе прочего, распорядился снизить количество нарушений со стороны органов государственной власти в течение двух лет. Процесс этот идет, но не всегда плавно, я бы сказал. Вроде бы все хорошо, и мы приближаемся к нужным показателям, но потом вдруг наступает бум. Но если смотреть в целом, то да, количество нарушений снизилось. Причин тому несколько. Во-первых, сформировалась судебная практика, и оппоненты понимают, что оспаривать в суде наше решение — потеря времени. Во-вторых, и здесь надо отдать должное заказчикам, они действительно прислушиваются к УФАС. Значительно вырос профессионализм людей, которые занимаются закупками. С 2016 года мы ежеквартально проводим публичные обсуждения правоприменительной практики, где не только рассказываем, чем занимались в течение квартала, но и разбираем конкретные ситуации. Посещаемость этого мероприятия всегда на должном уровне — заказчики приезжают даже из самых отдаленных уголков Ленинградской области.

— Расскажите о наиболее громких победах Ленинградского УФАС за последнее время?

— Как вы знаете, с вынесением решения по делу история не заканчивается. Чаще всего, впереди нас ждут долгие месяцы судебных разбирательств. Хотел бы отметить дело Приморского торгового порта об ограничении конкуренции в акватории морской гавани. Участниками дела выступали очень известные компании. С одной стороны — АО «Роснефтефлот», с другой — ООО «ПТП», подконтрольное ПАО «Транснефть». И пусть даже по итогам этого спора административная ответственность (штраф) была значительно снижена, для нас это принципиально важное решение. То, что действия стивидора были незаконны, полностью поддержал Верховный суд РФ.

— А есть ли аналогичные дела, которые, скажем так, станут символом этого года для ведомства?

— Трудно пока сказать. Возможно, им станет дело о сговоре при реализации лесных ресурсов в Выборгском и Волосовском районах Ленинградской области. По нашим данным, в результате действий нескольких хозсубъектов, а также органов власти, более чем в 50% торговых процедур по продаже древесины, проводимых на территории Ленинградской области, имело место ограничение конкуренции и поддержание цен на ресурс. Но пока это дело находится в стадии рассмотрения.

Тематику наших дел определяет специфика нашего региона, у которого богатый лесной фонд, есть выход в море и развито сельское хозяйство. Это если говорить о товарных рынках, об ограничении конкуренции на них, о злоупотреблении хозсубъектом своим доминирующим положением. Но гораздо чаще сговоры, так называемые картели, создаются на торговых процедурах. То есть несколько компаний договариваются между собой с целью получения одной из них контракта по максимально выгодной или просто по максимальной цене. Самые картелизированные рынки — это строительство, поставка продуктов, благоустройство.

— Все эти сговоры происходят в цифровом мире. Насколько трудно их выявлять?

— Любой сговор это чаще всего устное соглашение. И то, что торги происходят на электронных площадках, это, на мой взгляд, скорее плюс — трудно не наследить в цифровом пространстве. Другое дело, что уровень мастерства, приемы участников сговоров постоянно совершенствуются, и мы должны быть к этому готовы. Так, для борьбы с цифровыми сговорами ФАС разработала программное обеспечение «Антикартель», известное в народе как Большой цифровой кот. Программа, действительно, очень масштабная, в ней заложены всевозможные алгоритмы, она собирает данные со всех источников, анализирует и выявляет подозрительные процедуры. А дальше остается сформировать доказательную базу и вынести решение.

— Несколько лет назад антимонопольное ведомство предлагало ужесточить ответственность за картельные сговоры, вплоть до реального лишения свободы. Есть ли прецеденты в Ленинградской области?

— Несмотря на то что решения о картельных сговорах поддерживают суды, до возбуждения уголовных дел часто не доходит. У нас в области таких случаев нет. Сложилась практика привлечения к административной ответственности. Для понимания – штрафы за картель довольно весомы для предприятия, но уголовных наказаний не было. И это хорошо. Мы же не стремимся кого-то посадить, нам важно донести идею, что участие в сговоре равносильно хищению государственных средств — это дорого и опасно.

— Сейчас, даже не беря во внимание пандемию, многие отрасли уходят в онлайн. Изменятся ли как-то рынки Ленобласти?

— IT-сфера развивается очень стремительно, и многие экономические процессы происходят в «цифре». Понятное дело, что и эта сфера должна быть конкурентной без подавляющего доминирования огромных корпораций. ФАС России давно озадачилась этим вопросом и представила пакет поправок в антимонопольное законодательство (пятый антимонопольный пакет). Предлагается определить критерии, которые позволят отнести к доминирующим хозсубъектам владельцев крупных интернет-платформ. Для признания хозяйствующего субъекта доминирующим в законе должно появиться понятие «сетевые эффекты». Кроме того, ФАС считает, что доступ к данным о потребителях, которые собирают цифровые платформы, должен быть недискриминационным.

Еще одним новым понятием станет «ценовой алгоритм», с помощью которого компании анализируют рынки и рассчитывают стоимость своих товаров и услуг. И тут мы снова возвращаемся к картельным сговорам, так как с помощью ценового алгоритма можно проводить мониторинг цен на товарном рынке или совершать определенные незаконные действия на торгах. И в законодательстве нужно обозначить критерии допустимости его использования.

— Какие основные вызовы стоят сегодня перед антимонопольным ведомством в целом и перед Ленинградским управлением в частности, с какими проблемами придется столкнуться в ближайшее время?

— Как раз одна из основных задач — регулирование IT-сферы. Недопущение незаконных поглощений небольших предприятий гигантами. Всегда актуальной остается тема борьбы с картелями, ведь антиконкурентные соглашения наносят колоссальный ущерб экономике страны. Сейчас, когда бизнес переживает последствия коронавирусных ограничений, есть вероятность, что участники госзакупок будут «выплывать» за счет получения контрактов по максимальной цене. А это не всегда законно. Поэтому контроль проведения государственных и муниципальных торгов, поведение на них участников, контроль товарных рынков я бы определил как приоритетные задачи на сегодня.

Александра Корнева

Специально для «Вестей»

Комментарии
0
Рекомендуем:
01 декабря FAQ: куда жаловаться на уборку снега
Здоровье
01 декабря Коронавирус выявили в 114 городах и поселках Ленобласти (01.12)
01 декабря С 6 ПО 16 ДЕКАБРЯ еще один шанс сэкономить для тех, кто еще не подписался!
Новости Ленинградской области
01 декабря Корабли – в Ледовитый океан, птицу – на экспорт
Здоровье
01 декабря Этот новый «омикрон», правда ль, что так страшен он?
Здоровье
01 декабря Коронавирус в Ленобласти: МФЦ начали выдавать бумажные QR-коды о вакцинации (01.12)
Новости Ленинградской области
01 декабря Встречаем зиму с лопатой и в валенках
01 декабря Трагедия на шахте «Листвяжная» в Кузбассе: 51 человек погиб, около ста пострадали
Новости Ленинградской области
01 декабря Пес из выгребной ямы
Новости Ленинградской области
01 декабря То потушат, то погасят
Дорогие мои старики
01 декабря График выплаты пенсий, ЕДВ и иных социальных выплат в декабре 2021 года (01.12)
Власть
01 декабря Ответы на вопросы, (01.12)
Калейдоскоп
01 декабря Ледяные блинчики заказывали?
Подворье
01 декабря Лунный календарь на 1–7 декабря
Народный календарь
01 декабря На Климента мороз насыпал белых роз
Тесты
01 декабря Жаворонок или сова?
Калейдоскоп
01 декабря «Что наделала зима»
Анекдоты
01 декабря Анекдоты от «Вестей» (01.12)
^