Архив номеров

Последние новости

Нет новостей.
 

11/08/2017
УСАДЬБА И ПОГОСТ ПОД ЯМБУРГОМ

    0 баллов

Близ города Кингисеппа, бывшего Ямбурга, возрождается мемориальный пушкинский уголок в селе Новопятницкое. В начале июня мы сообщали, что территория старинного Михайловского погоста, на котором покоится больше трех десятков родственников поэта по линии младшей дочери «арапа Петра Великого» Софьи Ганнибал, перестала быть «огородом на могилах». 

О том, как развиваются события, нам рассказал кингисеппский краевед, директор благотворительного фонда возрождения полковой церкви св. Георгия Победоносца в Кингисеппе Андрей БЕЛОБОРОДОВ. Именно его стараниями, собственно говоря, и возрождается пушкинское место в Новопятницком.

— Андрей Николаевич, что удалось сделать за прошедшие два месяца?
— На самом деле, достаточно много. Мы устроили пять воскресников, провели уборку территории погоста, снесли ветхие строения, не имевшие никакой исторической ценности (хлев, сараи), остававшиеся от того времени, когда там был огород и «поддворовое хозяйство». Весь этот мусор уместился в четыре огромных «Камаза». Их предоставила администрация Большелуцкой волости, к которой относится село Новопятницкое. За это им огромное спасибо, мы очень рады этой помощи.
Участвовали в воскресниках неравнодушные люди, волонтеры – жители города Кингисеппа, были даже из Петербурга. Кто­то по нашей просьбе принес бензопилу, без которой было просто никак не обойтись.
— Были ли какие­то находки в процессе уборки территории?
— Мы пока не занимались раскопками, но нам попался интересный камень с древними окаменелостями. Вероятно, это камень из фундамента стоявшего здесь, на погосте, храма Михаила Архангела, а может быть, из его стены, поскольку он был сложен из известняка.
Находку мы отложили как экспонат будущей музейной экспозиции, которая, как мы надеемся, разместится в бывшей церковной сторожке, сохранившейся у погоста. Она тоже понемногу приобретает благообразный вид, и мы сейчас думаем, как бы ее подлатать, чтобы там можно было и внутри собираться, если погода ненастная, и произвести самый основной ремонт, который бы не позволил ей разрушаться.
— Что будет дальше на пространстве погоста?
— Большелуцкая волость разрешила нам благоустроить в едином ключе принадлежащую ей соседнюю территорию, то есть еще четыре сотки дополнительно к нашим семи. Дело в том, что исторически рамки погоста выходят за ту территорию, которую мы выкупили.
Будет восстановлена историческая ограда по периметру погоста, воссоздана утраченная со стороны Нарвского шоссе каменная стена из известняка, будет обозначен фундамент храма (я уверен, что мы найдем его в ходе археологических работ). Кроме того, появится со временем памятник всем упокоенным на этом погосте, на котором будут перечислены все похороненные здесь родственники Пушкина. На данный момент нам известно 34 имени. В ограде бывшего храма будет возведена небольшая часовня, которую Софья Абрамовна Ганнибал выстроила в свое время в память своего покойного супруга.
У нас есть договоренность с одним из благотворителей о проведении им безвозмездно работ по благоустройству. Одна из строительных компаний из Петербурга готова предоставить технику (и уже предоставляла ее для первоочередных работ). Вскоре с помощью специальной техники мы будем аккуратно снимать 10­15 сантиметров наносного слоя на погосте. Сторожка уже вросла в землю, кроме того, мы хотим восстановить исторический рельеф места, найти основания столбиков ограды по периметру. Одно мы уже нашли. Находки возможны, мы на них очень рассчитываем…
Продолжаем мы работать и в архивах, совсем недавно обнаружили метрическую запись, относящуюся к полковнику Павлу Шемиоту, герою Отечественной войны 1812 года. Его надгробие — единственное уцелевшее на погосте. Эту запись очень долго искали пушкинисты. Считалось, что Шемиот скончался 2 марта 1859 года, и именно эта дата указана на надгробии. Теперь, благодаря найденной метрической записи, мы точно знаем, что он умер на день раньше. У историков считается, что точнее метрической записи ничего быть не может.
В записи перечислены и все его награды. Он являлся, кроме всего прочего, еще и кавалером ордена святого Георгия 3­й степени. Поскольку он был католиком, то отпевали его в католической церкви Иоанна Непомуцкого в Ямбурге. И упокоен был в Новопятницком.
— Еще раз о самом кладбище. Правильно я понимаю, что католик был упокоен на православном погосте?
— Здесь такая история. Вначале, еще в XVI веке, на этой территории находился монастырь Козьмы и Дамиана. Потом, при Екатерине II, здесь была возрождена церковь. Ее назвали Михаило­Архангельской. Поскольку тогда земли были в ведении Дворцовой, или придворной, слободы, то храм строили на деньги дворцовой канцелярии.
После того как земля была подарена императором Павлом в 1797 году Роткирху, на церковном погосте стали хоронить и владельцев усадьбы. Из них здесь лежат православные, лютеране и, как выяснилось, один католик. В ограде храма хоронили благочестивых прихожан этой церкви, жертвователей и священников, их жен и детей. Захоронения на погосте производились даже в предвоенное время, в 1930­х годах. А после войны некоторые жители Новопятницкого, наоборот, забирали оттуда останки своих родных, когда это кладбище ликвидировали. И переносили на другой погост.
— Почему вообще тогда ликвидировали это кладбище?
— Это была территория воинской части, и оно, очевидно, мешало. А дальше получилось как: в 1970 году одной из сотрудниц части за ее безупречную 30­летнюю службу была отдана в пользование бывшая церковная сторожка. Потом она стала разрабатывать огород при этой сторожке – на погосте, а в начале 1990­х годов, когда началась приватизация, оформила этот участок земли в частную собственность.
Она прекрасно знала, на каком месте живет, и детям своим перед смертью завещала: «Уходите с погоста!». Что они спустя примерно десять лет и сделали. Деньги на выкуп земли наш фонд собирал два года, да и то удалось их собрать только благодаря внезапно появившейся благотворительнице.
— Михайловский погост – ведь только часть усадебного имения Роткирхов, в котором бывал Пушкин. Насколько мне известно, сейчас усадьба продолжает находиться в ведении министерства обороны?
— Сегодня территория бывшей усадьбы разделена на две части: одна принадлежит военным морякам, другая – пограничникам, причем последняя выставлена на торги. Это не может не беспокоить: не исключено, что новый владелец просто снесет исторический объект, который находится в ветхом состоянии. Объявит, что он настолько плох, что реставрации не подлежит.
Речь идет об особняке в готическом стиле, который, действительно, находится в аварийном состоянии, но который можно и нужно спасти. В 1990­е годы он был просто брошен. Теперь уже и крыша провалилась. В 2012 году я лично водил туда губернатора Ленинградской области Александра Юрьевича Дрозденко. Он посмотрел, сказал, что сложная ситуация, но будем усадьбу спасать. Благодаря этому визиту вскоре была проведена историко­культурная экспертиза, в результате которой в 2013 году усадьба получила охранный статус памятника регионального значения.
Но, увы, закон об охране памятников работает крайне плохо. Мы уповаем только на власти – районные и областные. Без них тут просто никак не обойтись. Ведь эта усадьба имеет важнейшее значение как историко­культурный объект, принадлежит к числу важнейших пушкинских мест Северо­Запада.
Пушкинисты и вовсе называют эту усадьбу третьей по значимости в России – после псковского Михайловского и нижегородского Болдино. В первую очередь – по числу покоящихся тут родственников поэта. И здесь, несмотря ни на что, до сих пор сохранились подлинные постройки, которые помнят Пушкина.
Первый господский дом, каретный сарай, кучерская, скотный двор – все это сохранилось. В идеале здесь можно было бы создать уникальный музей усадьбы XIX века, связанной с именем Пушкина. Даже в нынешнем состоянии это вообще одна из неплохо сохранившихся усадеб на территории Северо­Запада…
В той части усадьбы, которая принадлежит военным морякам, ситуация немного лучше. В доме, где бывал Пушкин, находятся военные склады. Военные знают, на какой территории находятся, но разводят руками: «Мы только можем своими силами поддерживать все в том состоянии, как есть. Но не более того. Конечно, жалко и обидно, что все ветшает и разрушается, но вот такая история…».
Старинные могильные плиты с Михайловского погоста, которые в свое время оказались на территории части, военные готовы вернуть на погост. Одна – с эпитафией, посвященной баронессе Софье Карловне. Другая – колонна от надгробия Павла Шемиота, ее тоже можно будет вернуть на место. И третья – надгробная плита из известняка с выгравированным восьмиконечным крестом. Дело в том, что за оградой Михайловского погоста находилось древнее монастырское кладбище Горожанка, и, по всей видимости, эта плита оттуда. Территория этого погоста застроена, причем совсем недавно…
Мы надеемся, что восстановление Михайловского погоста потянет за собой возрождение и усадьбы. Совсем недавно, кстати, здесь побывали потомки последних владельцев – Лелонгов.
— Из зарубежья?
— Нет, они живут в Москве. Там вообще очень интересная история.
Последними владельцами имения были дети Константина Людвиговича Лелонга — потомка по линии Софьи Абрамовны Ганнибал. Сергей и Владимир Константинович Лелонги были совладельцами усадьбы. Их родная сестра Мария Константиновна училась в Смольном институте, вышла замуж за инженера путей сообщения Николая Карпинского и умерла в молодом возрасте. Поэтому еще одним совладельцем усадьбы был ее сын Юрий Николаевич Карпинский.
И сейчас приезжала его родная внучка – Елена Георгиевна Карпинская. Раньше она была главным редактором журнала «Садовод», сейчас на пенсии. Приехала она со своими внуками­подростками. Потомки побывали в исторических местах Ямбурга­Кингисеппа, встречались с главой Кингисеппского района Александром Ивановичем Сергеевым. Он сказал, что власти всеми силами пытаются изменить ситуацию с усадьбой…
— А что было с усадьбой после революции?
— Еще до нее совладельцы доверили распоряжаться всем ее имуществом Сергею Константиновичу Лелонгу. Но наступила Первая мировая война, он ушел на фронт, а усадебные постройки отдал под госпиталь. Еще в одном доме в усадьбе жили учителя Ямбургского Коммерческого училища: Сергей Константинович предложил им дом, поскольку в Ямбурге им было негде разместиться. После Октябрьской революции 1917 года усадьба была национализирована.
Очень необычный факт: Сергей Константинович прошел Гражданскую войну в Красной армии. Впрочем, он еще во времена царской России, будучи земским деятелем, являлся в подлинном смысле слова «народником». Шел навстречу пожеланиям крестьян, во время Первой русской революции за небольшие деньги продал им часть своей земли. А его супруга была акушеркой, работала в родильном бараке, который он на свои деньги построил для крестьян – там же, в Новопятницком. Сельская школа также была выстроена на его деньги.
После Гражданской войны Сергею Лелонгу выделили в Новопятницком крохотный домик, а его жене, пока он был в Красной армии, предоставили три десятины земли, — как жене красноармейца. У Лелонга были лошадь и корова, он занимался землепашеством, пользовался уважением местных жителей. До 1926 года он жил в Новопятницком, пока в Москве не вышло постановление о выселении бывших помещиков. После изгнания из Кингисеппского уезда он жил в Воронеже, скитался, умер в Минске после войны…
В усадьбе своих предков Елена Георгиевна Карпинская побывала впервые. По ее словам, она раньше довольно мало знала о своих родственниках, владельцах усадьбы: тогда лишнее старались не говорить. Дедушка рассказывал ей крайне мало, да и то по секрету. А сейчас времена другие, кроме того, она сказала, что ей очень важно заронить искру интереса к предкам у своих внуков. Они, ведь ни много ни мало — потомки Абрама Петровича Ганнибала в одиннадцатом поколении!
Подготовил Сергей ЕВГЕНЬЕВ
Фото Елены ПАРФЕНОВОЙ