Архив номеров

Последние новости

Нет новостей.
 

10/05/2017
У ВОЙНЫ – ЛИЦО СТРАШНОЕ…

    0 баллов

Сегодняшняя подборка писем посвящена Великой Отечественной войне, победу в которой советский народ одержал 72 года назад. Людей, прошедших горнило нечеловеческих испытаний и еще способных рассказать о них, с каждым годом становится всё меньше. На страницах «Вестей» — живые свидетельства того времени.

УЧИЛИСЬ, ЗАЩИЩАЛИ, ВЫСТОЯЛИ...

О суровых военных годах рассказала в своем письме дитя войны, почетный житель Стрельны Татьяна Чмутова. «Невозможно забыть февраль 1942 года, когда мы с мамой прошли в лютый мороз 30 километров от города Наро-Фоминска до нашей деревни Тимофеево по только что освобожденной в боях за Москву от фашистов территории Подмосковья. В деревню мы пришли, но она была дотла сожжена, и немцы собирались, согнав оставшихся жителей в два сарая, их сжечь. Но селян спасли партизаны. Среди спасенных были моя бабушка и младшая сестра Валя, которой тогда было 9 лет». 

Татьяна Ивановна вспоминает и судьбу ее подруг — Нади Винокуровой, Жени Гришиной и Тани Пешехоновой из Петербурга. «Война застала их студентками педагогического института имени Герцена. Все 900 дней блокады эти девушки были бойцами Ленинградского ПВО, защищая жителей города. Как они выжили и закончили институт — это легенда про очень сильных и мужественных людей. У всех полуживых, голодных ленинградцев было одно желание — спасти любимый город от коричневой чумы. И Победа пришла! Спасибо тем, кто ее приближал».

«ПРОЩАЙ, ДОЧЕНЬКА!»

«В июле-августе 1941 года наша семья: мать и четверо детей (отец ушел на фронт) бежала от приближающегося фронта на восток по территории Брянской, тогда Орловской, области в повозке, в обозе беженцев, - пишет ветеран Вооруженных Сил, дитя военных лет Альберт Яськов из города Всеволожска. - Нас обстреливали и бомбили немецкие самолеты. Перед нами от попадания бомбы был разрушен мост через Десну. Проехав 150 километров, наша лошадь встала, повозка развалилась, и мы остались в деревне Погребы Брасовского района. А через неделю сюда пришли немцы».

Как рассказывает Альберт Яськов, этот район оказался в самом центре партизанского движения. В пятнадцати километрах в небольшом городке Локоть обосновался фашистский губернатор Каменский со своим заместителем Воскобойниковым — два предателя, уничтожившие сотни человек. В конце сентября, после ночного боя, деревню заняли фашисты. Начались пожары, грабежи, расстрелы и избиения мужчин, насилие над женщинами. 

«Из избы фашисты нас выгнали в хлев, а сами, устелив пол соломой, улеглись на полу, - продолжает ветеран. - Пьянствовали, веселились, в их лепетании в октябре-ноябре можно было слышать «Москау, Севастопол — капут». А уже в декабре вояки приуныли, и в обрывках их речей стало слышно: «Найн Москау». 

Сорок второй год начался партизанскими ночными визитами, стрельбой и взрывами гранат. Немецкий гарнизон в деревне пополнился новыми частями, и вскоре они двинулись в лес, где завязались жестокие бои, где народные мстители показывали настоящие образцы отваги и мужества. 

«Вот что об одной такой семье рассказала нам партизанка Раиса Трусова, подруга моей старшей сестры, - пишет Альберт Яськов. - В небольшом рабочем поселке Шешуево жила многодетная семья Филоновых. Отец Федот Петрович работал стрелочником на станции Новля. Мать — домохозяйка, воспитывала десятерых детей. Старшей была Варя. После окончания средней школы она работала на лесопильном комбинате. Комсомолку Филонову оставили в районе для подпольной работы на случай прихода немцев. Ждать их долго не пришлось. Варя с товарищами ушла в лес. Там они оборудовали землянки, собрали оружие, боеприпасы. Варя организовала группу самообороны. И вот 14 января 1942 года немцы окружили отряд. «Рус, сдавайся!», - начали они орать. Но в ответ загремели оружейно-пулеметные выстрелы партизан. Горстка брянских партизан со своим командиром Михаилом Беловым отбивалась до последнего патрона. Варю второй раз тяжело ранило. Убили Белова. Враги налетели, как вороны на добычу... Убитых и раненых побросали в землянку, облили бензином, подожгли. Варю схватили. Допрос вел офицер. Нанося удары кулаком ей в лицо, он орал: «Кто ты? Где партизаны? Куда ушли?». Но партизанка молчала. Били. Но Варя устояла. Били до тех пор, пока она не упала, потеряв сознание. А когда открыла глаза, увидела над собой офицера с раскаленной подковой. Пытки продолжались. Варю выдал предатель-полицай, рассказав о ней и ее семье».       

«Варенька, прощай, доченька!». Прозвучал выстрел. Мама упала на окровавленный снег. Рядом упал отец, посылая врагам свои проклятия. Варя, превозмогая боль во всем теле, под дулом пистолета выкрикнула: «Люди, не бойтесь фашистов! Всех нас не перебьют! Идите в партизаны! Да здравствует Родина!». На 19-й день Шешуево заняли партизаны и с почестями в одной могиле похоронили партизанскую семью Филоновых.  

«МИЛЫЙ ДРУГ, НЕЖНЫЙ ДРУГ, О ТЕБЕ Я ГРУЩУ…»

«Вершина жизни и года на мне как вечный снег. Но то, что видела тогда мне не забыть вовек». С этих строк начинает свое письмо Анна Добрынская из города Волхова, которая в годы войны перенесла страшные испытания, прошла через ад гитлеровских концлагерей. Сейчас ей 91 год.  

«В концлагере я тяжело заболела, а таких больных там сразу отправляли в газовые камеры, - пишет Анна Сергеевна. – Я хотела руки на себя наложить, но мне приснился сон, что этого делать нельзя. Меня обязали мыть полы, мол, «все равно подохнет». Но я чудом выжила».

Анна Сергеевна приводит рассказ одного арестованного поляка, бывшего военного: «Нас построили в колонну, повели в лес. Там нам дали лопаты и заставили рыть глубокий ров. Нас сопровождали люди, вооруженные автоматами. Когда ров был выкопан, нас начали подводить к нему. Я попал в пятый подход, встал у самого края, тут раздался крик «Фойер!», что значит, «Огонь!». Я упал у самого края рва. Когда расстрел закончился, по лесу разнеслась звонкая немецкая речь. Ночью мне удалось выкарабкаться изо рва и ползком добраться до деревни, где меня спасла жительница села. Я остался у нее, но потом какой-то подлец донес в полицию, и я как поляк был направлен в Германию».

Навсегда в памяти у Анны Добрынской запечатлелась картина подорванного окопа с горами трупов и разбросанными письмами, открытками. В одной из них девушка выказывает свою любовь солдату: «К тебе в грезах лечу, твое имя шепчу, милый друг, нежный друг, о тебе я грущу…».

Анна Сергеевна – медработник, провизор высшей категории, старший лейтенант медицинской службы. За годы работы она спасла жизни сотен людей. И до сих пор она ищет своего брата, который служил в морской авиации в Севастополе. Возможно, он погиб, защищая этот город, но точных сведений нет - могилы его Анна Сергеевна так и не нашла.   

Обзор писем подготовил Михаил КОЗЛОВ