Архив номеров

Последние новости

Нет новостей.
 

11/11/2016
НАРОДНЫЕ МЕМОРИАЛЫ НА ЛАДОГЕ

    0 баллов

Минувшим летом на двух островах в Ладожском озере появились памятные поклонные кресты. На Сухо – в честь защитников острова, отбивших нападение немецко-финского десанта в октябре 1942 года, и на Птинове – как напоминание о трагедии, случившейся 17 сентября 1941 года с баржей № 752, которую нередко называют «ладожским титаником». 

Инициаторы акции по установке крестов отмечают, что речь идет о народном «проекте». Наш собеседник – активист общественной организации «Остров Сухо» Георгий ДАНИЛОВ, юрист по профессии.

– Как возникло ваше объединение, с чего вы начали?

– Мы – единомышленники. Костяк группы – пять человек. Начали три года назад с установки нескольких информационных стендов в районе станции Апраксин на местах боев Волховского фронта вместе с поисковым отрядом «Ингрия». Я бывал в тех краях неоднократно, пытаясь найти места, связанные с прадедом, который в сентябре 1941 года пропал без вести в ходе боя за деревню Вороново. Познакомился с поисковиками, и командир отряда «Ингрия» Евгений Ильин поддержал нашу инициативу установить стенды, предоставил историческую информацию.

Шесть стендов мы поставили возле озера Барское, обозначив знаковые точки этой местности. Первый стенд – на высоте «Лесная», которая была занята в 1941-1944 годах немецкими войсками: это был их укрепленный опорный пункт, который неоднократно наши войска штурмовали. Следующие – на тех местах, где были южный и северный дома отдыха, а также непосредственно у развилки дорог, где поисковики «Ингрии» установили часовню, рядом с захоронением наших солдат.

Все стенды сделаны нашими собственными руками, на наши средства. Радует, что за три года по отношению к ним не было никаких проявлений вандализма.

Таково было начало нашей «мемориальной» деятельности. Затем было еще три информационных стенда в общественном музее Дороги жизни в Кобоне. Но главным нашим направлением все-таки стала Ладога. Прежде мы туда периодически выбирались на рыбалку, на отдых и, конечно же, не могли оставаться равнодушными к тому, что видели. Бывали тогда и на острове Сухо, о сражении за который имели поначалу только общее представление. О том, что 22 октября 1942 года наши войска унич­тожили немецко-финский десант, пытавшийся захватить остров Сухо и прервать Ладожскую коммуникацию.

– Что представляет сейчас собой остров?

– Маленький клочок земли, 90 на 60 метров. Остров искусственный, насыпной, практически весь состоящий из камня. На нем находится маяк. Он действующий, относится к ведению Волго-Балта. Раньше маяк работал на аккумуляторных батареях, которые туда завозили и периодически заменяли. В прошлом году там установили солнечную батарею. Рядом с маяком – полуразрушенный, без крыши, домик смотрителя. Когда-то здесь была еще и метеостанция… Здание маяка и пристройки к нему – однозначно свидетели того боя на острове Сухо, на нем есть следы войны: выбоины от пуль и снарядов…

А еще на Сухо обитает огромная колония чаек, и в июне-июле перемещаться по острову просто очень сложно: там повсюду гнезда с птенцами.

Первый наш осмысленный поход на Сухо, с идеей сделать там что-то памятное, мемориальное, мы совершили в прошлом году перед Днем Победы. Тот «бэкграунд», который был у нас по Апраксину, подсказывал нам, что на Сухо для начала нужно поставить информационный стенд.

– Неужели тот бой, который был на острове в октябре 1942 года, до сих пор там никак не увековечен?

– Действительно, там есть табличка, установленная в 1969 году комсомольцами. Однако достоверность того, что на ней написано, вызывает большие сомнения. Дословно звучит так: «Четыре часа вели сильный рукопашный бой. Побили много фашистов. Потопили шестнадцать судов». По документам известно, что четыре часа заняло все боестолкновение – от подхода немецкой эскад­ры до момента ухода их от острова. Фактически на острове, по хронологии событий, сам бой занял не более часа. Он, конечно, переходил в рукопашные схватки, но не все четыре часа…

В качестве основного источника мы используем книгу историка Сергея Толокнова «Бой за остров Сухо», которая подготовлена на основе данных Министерства обороны и Военно-морского архива. Кроме того, мы обратились в Новоладожский историко-краеведческий музей, там поддержали наше начинание. Весной нынешнего года мы доложили о нашем проекте на заседании Исторического клуба при Губернаторе Ленинградской области и там тоже получили одобрение.

– Как непосредственно происходили ваши экспедиции на Сухо?

– Точка нашего старта – Новая Ладога. От нее до Сухо – 34 километра на север. Мы привлекли неравнодушных людей, у которых есть надувные моторные лодки. Это, как правило, рыбаки. Получилось нечто вроде флотилии. Основным нашим транспортным средством стало малое рыболовное судно, принадлежащее жителю Новой Ладоги Сергею Гуляеву. Он присоединился к нашему проекту в мае этого года и все выходы на Птинов и Сухо помогал нам с перевозкой материалов и пассажиров.

Наша команда – это пенсионер МВД, два чиновника областного Правительства (но у нас они выступают как абсолютно частные лица, без какого-то ни было административного ресурса), частный предприниматель – специалист по валке деревьев и цементным работам, инженер, мастер по металлу и многие другие. Каждый из них вносил свои знания, умения, возможные ресурсы.

Первое, что мы сделали на Сухо, – смонтировали три информационных стенда. Затем задумали поставить памятный поклонный крест. Причем капитальный, металлический, на бетонном основании. Получили разрешение от Волго-Балта, которому остров Сухо, находящийся в федеральном ведении, передан в оперативное управление. Получили одобрение в Комитете по культуре Ленинградской области. Хотя на самом деле ни маяк, ни остров не относятся к объектам культурного наследия, их нет ни в одном реестре памятников – ни региональном, ни федеральном, ни вновь выявленных. Получили благословение и от епископа Тихвинского и Лодейнопольского Мстислава…

Все работы мы выполняли на средства, которые собрали сами. Крест для Сухо нам изготовили на Ладожской верфи в Новой Ладоге. Сначала там скептически отнеслись к нашему эскизу сборного креста, который мы, кстати, позаимствовали у дайверов из Севастополя. Там устанавливали крест похожей конфигурации в Севастопольской бухте.

В уже собранном виде мы погрузили крест на катер, который прицепили к «гуляевскому» рыболовецкому судну. Погода в этом году нас не баловала, Ладогу часто штормило, но нам как будто бы помогало провидение свыше. Опасность еще в том, что остров окружен мелями, и подойти к нему серьезным судам практически невозможно…

В итоге мы установили крест на Сухо в день Военно-морского флота, 30 июля, а 26 августа его освятил отец Вячеслав Харинов – «поисковый батюшка». Мы познакомились с ним в храме в Апраксине, посвященном подвигу бойцов Волховского фронта. С тех пор он поддерживает наши начинания и по мере возможности участвует в них.

– Еще один памятный крест вы с единомышленниками поставили на острове Птинове…

– Да, там отдельная история… Мы объединили два проекта, поскольку оба острова находятся довольно близко друг от друга, между ними расстояние – 16 километров. В хорошую погоду с острова Сухо хорошо видна северная оконечность Птинова. На самом деле островом его делает тот канал, который отсекает его от материка. Так что фактически Птинов – полуостров. Если бы переход через канал не был заболочен, из Новой Ладоги туда можно было бы сегодня добраться пешком.

Напомню трагическую историю, с которой связан этот остров. Поздно вечером 16 сентября 1941 года из Осиновца в сторону Новой Ладоги вышел буксир «Орел» с большой деревянной баржой Б-752. На ней из блокадного Ленинграда эвакуировалось около полутора тысяч человек – командиры, курсанты, преподаватели и служащие военных училищ, их семьи, военные медики, гидрографы, ученики ремесленного училища, а также просто гражданские лица, разными путями оказавшиеся на судне. Списки военных, находившихся на барже, известны. Но, по свидетельствам выживших, на борт попало большое число неучтенных пассажиров, в том числе гражданских лиц. 

Около полуночи на озере разыгрался шторм, необыкновенно сильный даже для бурной Ладоги. Старая баржа не выдержала стихии. В образовавшиеся трещины хлынула вода, баржа стала тонуть, а огромные волны просто смывали люди с палубы. По одним источникам, эта трагедия разворачивалась около острова Сухо, по другим – в районе банки Северная головешка, что неподалеку.

Буксир «Орел» смог подобрать на борт 159 (по другим источникам – 216) человек: больше взять оказалось невозможным. Еще 24 человека спасла с баржи канонерская лодка «Селемджа»: они держались за канат поломанного рулевого устройства… В народе эту баржу нарекли «ладожским титаником». Доклад об этом трагическом эпизоде водной Дороги жизни был рассекречен только в 2004 году.

На Птинове мы восстановили надпись на памятном камне, которая, по некоторым источникам, была высечена в 1942 году группой гидрографов. Причем, она была направлена на Птинов, чтобы обследовать остатки той злополучной баржи, которые прибило к острову, и достать из ее трюмов гидрографическое оборудование. Извлекая оборудование, они наткнулись и на останки пассажиров…

В июне нынешнего года мы установили на Птинове информационные стенды и деревянный памятный крест, который также освятил отец Вячеслав. Официальное согласование мы получили в Новоладожской администрации, поскольку территориально Птинов относится к Новоладожскому городскому поселению. И заместитель главы Новой Ладоги вспомнил рассказ отца, что после этой трагедии еще долгое время местные жители находили на берегу Ладоги выброшенные на берег трупы тех, кто погиб на барже, и захоранивали их на берегу.

Нас иногда спрашивают, почему мы решили поставить именно кресты? Ответ прост: в русских православных традициях они обозначают места памятных событий – трагических, героических. Вообще, вся наша деятельность сподвигла меня и многих моих товарищей на более осмысленное посещение храмов…

– В результате все то, что сделано вашей группой единомышленников, сделано исключительно вашими собственными усилиями?

– Да, без какой бы то ни было государственной поддержки. Мы назвали это «народным проектом», и он действительно получился именно таким. Люди жертвовали свое время и свои средства, предоставляли материалы, занимаясь этим делом вместе с нами. Общее количество участников нашего проекта – до семидесяти человек.

Относительно мотивации не могу говорить за всех, скажу только за себя. Было ощущение, что и Сухо, и Птинов недостаточно известны, а память людей, погибших там, недостаточно увековечена. Кроме того, хотелось заняться именно созидательным процессом. Это тот проект, в каком-то роде даже амбициозный, который хотелось сделать самостоятельно от начала до конца. Это наш социальный эксперимент: на что мы, граждане своей страны, способны сами, без помощи самого государства…

Все спрашивают у нас: а что дальше? Как будет продолжаться проект? Ту задачу, которую мы перед собой ставили, мы выполнили на сто процентов. Хорошо, что это привлекло дополнительное внимание к острову и маяку. Может быть, это подтолкнет тот же Волго-Балт к реставрации маяка. В следующем сезоне мы обязательно осуществим нашими силами интересные мероприятия на островах Сухо и Птинов, которые в ходе проекта стали нам родными.

Подготовил Сергей ЕВГЕНЬЕВ

Фото предоставлено общественной организацией «Остров Сухо»