Архив номеров

Последние новости

Нет новостей.
 

29/07/2016
ЗВЕЗДЫ НА НЕВСКОМ ПЯТАЧКЕ

    0 баллов

Красные звезды с именами павших бойцов стали приметой последних лет на Невском пятачке. Такие металлические памятные стелы по своей инициативе устанавливает поисковый отряд «Шлиссельбург», входящий в объединение «Святой Георгий». Красные звезды воздвигают там, где были найдены «именные» бойцы, опоз­нанные по медальонам или «подписным» вещам.

ОНИ ЗАЩИЩАЛИ ЛЕНИНГРАД
Две таких красных звезды появились на Невском пятачке в июне нынешнего года. На одной из них, в числе других, увековечено имя красноармейца Николая Цуканова. Его останки были обнаружены во время реставрационных работ у мемориала «Рубежный камень» 8 ноября 2014 года.
Николай Цуканов, 1917 года рождения, уроженец Рязанской области, был призван из Московской области. На открытие звезды из Москвы приехала внучка Цуканова. Поисковики передали ей личные вещи и медальон солдата, а также вручили медаль «За оборону Ленинграда» в память о подвиге её деда. Внучка рассказала, что последнее письмо от него пришло в сентябре 1941 года, с тех пор он считался пропавшим без вести…
Кстати, находки у «Рубежного камня» свидетельствуют о том, что останки бойцов до сих пор можно найти там, где, казалось бы, следы войны давно уже стерты, закатаны под гранит, бетон и асфальт. Осенью 2014 года, во время реконструкции этого мемориала, строители вскрыли площадку перед монументом, где из года в год происходили торжественные мероприятия. И отряды поискового объединения «Святой Георгий» подняли с этого места, из глубины от одного до двух с половиной метров, из бывших траншей и стрелковых ячеек останки 25 красноармейцев.
Имена двоих были установлены по смертным медальонам. Помимо личных вещей, были найдены несколько винтовок и даже финский пулемет «Лахти-Салоранта» 1926 года выпуска. По всей видимости, он был взят в качестве трофея во время «зимней войны» и нашел свое применение на Невском пятачке…
Той же осенью 2014 года у мемориала «Танк Т-34-85» на Невском пятачке были обнаружены останки красноармейца Василия Карпова. Имя бойца удалось установить по медальону. Теперь поисковики установили на месте его гибели Красную звезду. Из Северной Осетии приехали родственники Героя. Они рассказали, что Василий с отличием окончил школу и поехал поступать в Ленинградский институт инженеров железнодорожного транспорта. Но тут грянула война, и его призвали на фронт. Последнее письмо от него пришло из-под Ленинграда. В нем солдат говорил, что уходит в бой. До самой своей смерти его мать не верила, что сын погиб, запрещала даже упоминать об этом…
«Поисковики – это субкультура со своими традициями. На Невском пятачке у каждого отряда есть свой памятный знак, который он ставит на местах, где были найдены «именные» бойцы. У ребят из отряда «Суворов» – щиток от пулемёта, у отряда «Северное сияние» – советский шлем, у отряда «Шлиссельбург» – Красная звезда», – говорит ветеран поискового движения Олег Алексеев, стоявший в 1991 году у истоков поискового объединения «Святой Георгий».

СНАЙПЕРСКИЙ ГЛУШИТЕЛЬ С ПЛАЦДАРМА
У поискового движения – своя история и свои традиции, тем более на нашей ленинградской земле. О некоторых из них рассказала подготовленная Олегом Алексеевым выставка «Земля героев», посвященная истории поискового движения, которая проходила недавно в выставочном зале музея-заповедника «Прорыв блокады Ленинграда». Там были представлены уникальные реликвии с места боев, а также реликвии самого поискового движения, у которого тоже есть своя история.
К примеру, документ за подписью великой княгини Марии Владимировны, главы Российского Императорского дома, – награждение Олега Алексеева орденом Святого Станислава третьей степени «в воздаяние заслуг в деле сохранения памяти павших воинов и во свидетельство особого нашего благоволения». По слова самого Олега Борисовича, дело ни в коем случае не в тщеславии, просто это единственный случай в поисковом движении, когда оно получило поощрение от Императорского дома. А в истории Дома Романовых это первый случай, когда «царский» орден был вручен за поисковую деятельность.
Некоторые находки поисковиков, которые были представлены на выставке, были способны немало удивить. К примеру, прибор бесшумной стрельбы системы братьев Митиных – «БраМит», который изготавливали в блокадном Ленинграде. Проще говоря – глушитель для трехлинейной винтовки, предназначенный для диверсантов и снайперов.
«Мы нашли на Невском пятачке три «БраМита» – больше ни на одном из мест боев, где мы работали, подобных находок нам не встречалось, – рассказывает Олег Алексеев. – Почему на пятачке? Здесь расстояние между нашими и немецкими окопами нередко было на бросок гранаты. В 1942 году, когда война стала позиционной, снайперское движение было на пике. Чтобы с небольшого расстояния снайпер не выдал себя, использовали глушитель».
Еще одна редкая находка поисковиков – бутылкомет: это насадка к винтовке для стрельбы бутылками с зажигательной смесью («коктейлями Молотова») на большое расстояние. Изготавливали бутылкометы тоже на ленинградских заводах. Один поисковики нашли на Невском пятачке, второй – на Синявинских высотах.
«Предметы времен войны практически идеально сохраняются у Колпинского рва в Тосненском районе: там – синяя глина, и нет доступа кислорода, – рассказывает Олег Алексеев. – А вот это – деревянный ящичек для туалетной бумаги с прорезью в виде «птички» – символики немецкой 7-й парашютно-десантной дивизии. Она с конца сентября 1941 года была на Невском пятачке, в 1942-м году – на Киришском плацдарме. После высадки на Крит в мае 1941 года, когда немецкие десантники понесли большие потери, их использовали только как «элитную», отборную пехоту. Им, в частности, ставилась задача удержать фронт у Невского пятачка. И наши солдаты перемалывали отборных гитлеровцев в позиционных боях. Бывало до шести рукопашных схваток в день!»

ПОСЛЕДНИЙ БОЙ КОМИССАРА ЩУРОВА
«После войны власти официально объявили: незахороненных у нас нет. Поэтому поисковое движение появилось вопреки официальной позиции власти. Только в 1965 году началось официально разрешенное поисковое движение, но в виде «красных следопытов»: речь шла о походах по местам боевой славы. Основной задачей было создание музеев, комнат, уголков боевой славы, установка памятников на общественных началах, уход за братскими могилами. О том, чтобы найти и похоронить непогребенных бойцов, речи тогда просто не было», – говорит Олег Алексеев.
«Я вырос в Тосненском районе, и в 1960-х годах на местах боев, в лесах, в болотах между Колпино и Никольским, мы постоянно натыкались на останки. Там были ожесточенные бои, и следов войны оставалось много. В том числе и солдатских костей… Но мы все время слышали, что у нас непохороненных нет, что «никто не забыт и ничто не забыто». И верили этому. Поэтому считали, что те останки, что мы видели в лесу, – это немцы, фашисты. И, без всякого сомнения, надевали на найденные черепа каски и стреляли в них из оружия, которое подбирали тут же, на поле боя. Проверяли, какая каска лучше выдержит пулю – наша или немецкая? Мы считали, что уничтожаем немцев еще раз – уже после их смерти. При этом совершенно не представляли, что уничтожаем кости наших солдат», – рассказал Алексей Макаренко, командир отряда «Беркут», руководитель объединения поисковых отрядов «Доблесть».
Только во время «перестройки» власти официально признали, что не все солдаты были захоронены во время войны. И поисковое движение было легализовано – под эгидой комсомола. В августе 1988 года состоялась первая крупномасштабная экспедиция по поиску и перезахоронению павших защитников Отечества – в Новгородской области, на местах боев 2-й Ударной армии.
Первая на ленинградской земле официально разрешенная Вахта памяти прошла на Невском пятачке весной 1990 года. Ее возглавил ветеран войны в Афганистане Георгий Стрелец, создавший тогда под эгидой комсомола поисковый отряд «Возвращение». 6 мая 1990 года состоялось торжественное захоронение останков 574 солдат и командиров, найденных в ходе первой Вахты. Так было положено началу мемориальному кладбищу «Невский пятачок», на котором каждый год, в сентябре, происходит захоронение останков защитников Отечества, найденных в ходе поисковых работ.
Именно тогда в ходе поисковых работ был обнаружен штабной блиндаж легендарного 330-го полка 86-й стрелковой дивизии, в котором были найдены останки одиннадцати человек. Опознать удалось шестерых. Батальонного комиссара Щурова – по знакам воинского отличия, партийному билету, фрагменту бумажника с тиснением на коже и именному нагану. Сержанта госбезопасности уполномоченного особого отдела 330-го полка Кузьмина – по медальону и записке «прошу похоронить там, где убили». Начальника связи полка Кукушкина – по партийному билету и личным вещам. Начальника штаба 86-й дивизии подполковника Козлова – по партийному билету. Майора медицинской службы Аграчева – по знакам воинского отличия и личным вещам, среди которых была трогательная записка: «Оленька, прощай, больше мы с тобой никогда не увидимся».
Как выяснилось, послание было адресовано медсестре Ольге Будниковой. Ее удалось разыскать в том же 1990 году, когда была найдена записка. Защитники пятачка вспоминали ее, как легенду: скольких она спасла, вынесла с поля боя! Рассказывали, что она бесстрашно ходила в полный рост на глазах у немецких снайперов и пулеметчиков, и ее не задевали ни пули, ни осколки от снарядов…
И вот мы с Олегом Алексеевым – на Невском пятачке. По еле заметной тропинке, сквозь густую, почти в человеческий рост траву, покрывающую пространство бывшего поля боя, идем к тому месту, где находился Щуровский блиндаж. Сейчас это просто небольшая яма над обрывистым берегом Невы.
Буквально в нескольких десятках метров отсюда – коттеджи за высокими основательными заборами. Официально территория музея-заповедника простирается до этого забора. На самом деле, то, что за ним, – тоже поле ратной славы Невского пятачка, но только на нем стоят жилые дома. «Это так называемая Нахаловка – началось все с послевоенного самостроя, потом постепенно все узаконили, – объясняет Олег Алексеев. – В результате, Щуровский блиндаж, который был практически в центре Невского пятачка, теперь оказался на самом краю мемориальной зоны музея-заповедника».
Штабной блиндаж Щурова – место последнего боя защитников Невского пятачка 29 апреля 1942 года. Здесь погибли последние бойцы плацдарма. Тогда начался ледоход, и вода отрезала пятачок от основных сил на другом берегу. Немцы поняли, что у них наконец-то появился шанс ликвидировать плацдарм, и обрушили на него шквал огня. Ожесточенные бои шли несколько дней. Последние защитники пятачка вывесили на береговом обрыве полотнище, на котором крупными буквами красной краской было написано: «Помогите!» Призыв был обращен к тем, кто был по другую сторону Невы…
«Очень обидно, что сегодня Щуровский блиндаж – простая яма, и никому, кроме бывалых поисковиков, неизвестно, что это знаковое место Невского пятачка, – говорит Олег Алексеев. – Поэтому мы начинаем работу по музеефикации блиндажа. Задача – благоустроить территорию вокруг него, обложить место бывшего блиндажа камнями и установить памятный знак, где будет указано, что это последний очаг защитников плацдарма в конце апреля 1942 года. И тогда маршрут, начинающийся с Аллеи памяти и славы, будет завершаться здесь, у Щуровского блиндажа, с рассказом про последний бой. Открыть памятник мы планируем в день 75-й годовщины того боя – 29 апреля 2017 года».

Сергей ЕВГЕНЬЕВ