Главная Истории любви Страсти «Серебряного века»

Страсти «Серебряного века»

К этим любовным завихрениям (иным словом и назвать-то трудно) оказались причастны едва ли не самые известные поэты «серебряного века» – Андрей Белый, Александр Блок, Валерий Брюсов. Страсти кипели, поэты страдали, влюблялись, «прекрасные дамы» клялись в любви, а затем отказывались от своих слов… Все было весьма возвышенно и в то же время достаточно прозаично.

Коллаж Ирины МАКСИМЕНКО

«ТВОИ ГЛАЗА МНЕ СТАНУТ – ДВЕ ЗВЕЗДЫ»

…Поэт Андрей Белый, по свидетельствам современников, обладал невероятной, ангельской красотой. В 1904 году начался его роман с поэтессой Нины Петров¬ской. Сначала – как взаимная тяга друг к другу двух влюбленных. Однако, как отмечают литературоведы, любовные чувства Петровской превратилась в исступленное мистическое поклонение Белому, отчего молодой и еще не слишком искушенный поэт бежал.

В истории оказался замешан поэт Валерий Брюсов. Он внушал Петровской уверенность в том, что она обладает сверхъестественными способностями, побуждал ее заниматься модными в ту пору оккультными практиками. Уверял, что именно благодаря ним ей удастся вернуть расположенность Андрея Белого.

Результат был неутешительным. В отчаянии Петровская однажды предприняла даже попытку убить Андрея Белого. «Весной 1905 года в малой аудитории Политехнического музея Белый читал лекцию. В антракте Нина Петровская подошла к нему и выстрелила из браунинга в упор. Револьвер дал осечку…», – сообщал поэт Владислав Ходасевич, выступавший также как мемуарист и историк литературы.

Новым объектом страсти Андрея Белого стала жена Блока – Любовь Дмитриевна Менделеева. Правда, в своих мемуарах впоследствии Белый отмечал, говоря о Блоке: «Вместе с Любовью Дмитриевной они составляли прекрасную пару и очень подходили друг к другу: оба веселые, нарядные, изящные… Упругость и твердая сдержанность всех движений Блока несколько контрастировали с застенчиво-улыбающимся лицом и большими, прекрасными голубыми глазами».

С Александром Блоком Андрей Белый познакомился в начале того же 1904 года. Отношение Блока к женщинам было весьма непростое: он превозносил «Прекрасную Даму», но по отношению к собственной супруге порой вел себя, мягко говоря, не совсем корректно.

Свою женитьбу на Любови Менделеевой Александр Блок, свято веривший в идеи Владимира Соловьева о Мировой душе и Вечной женственности, воспринял исключительно мистически. Подобный союз с «Женой, облеченной в Солнце» мог носить исключительно платонический характер. Любови Дмитриевне Блок посвящал стихи, полные восхищения, а сам отправлялся в увеселительные заведения.

Оскорбленная Любовь Дмитриевна нередко жаловалась Андрею Белому на свое унизительное положение, рассказывала о своих несбывшихся мечтах. Сочувствие Белого переросло в чувства. Когда она призналась в своей любви к нему, он ответил взаимностью. Позднее Любовь Дмитриевна вспоминала: «Я была брошена на произвол всякого, кто стал бы за мной ухаживать».

«Далекая, родная, – // Жди меня… // Далекая, родная: // Буду – я!.. // Твои глаза мне станут – // Две звезды. // Тебе в тумане глянут – // Две звезды», – писал Андрей Белый Любови Менделеевой.

Они часто ссорились, расставались и снова стремились друг к другу. Она не могла оставить мужа, впрочем, Андрей Белый на этом и не настаивал.

Белый писал: «Чудовищная, трагическая весна 1906 года… Я не расставался с Любовью Дмитриевной. Она потребовала – сама потребовала, чтобы я дал ей клятву спасти ее, даже против ее воли. А Саша молчал, бездонно молчал. Или пытался шутить. Или уходил пить красное вино».

РАССТАВАНИЕ И ВОЗВРАЩЕНИЕ

Так продолжалось несколько лет, и Любовь Менделеева, отчаявшись, приняла решение на время расстаться с возлюбленным. Разлука продолжалась почти год, Андрей Белый переносил ее очень тяжело, его даже посещали мысли о самоубийстве. В конце концов Любовь Дмитриевна объявила ему, что постарается его забыть, навсегда вычеркнуть из своей жизни и останется с мужем.

Белый даже уговорил одного из своих друзей отвезти Блоку вызов на дуэль. Тот ответил, что никакого повода к дуэли нет. Белый умолял чету Блоков пойти на любые условия, но только позволить ему вновь увидеться с Любой. Получив отказ, он, на грани отчаяния, уехал за границу.

«Белый страдал неслыханно, переходя от униженного смирения к бешенству и гордыне, – кричал, что отвергнуть его любовь есть кощунство, – отмечал в своих мемуарах Владислав Ходасевич. – Порою страдание подымало его на очень большие высоты духа – порою падал он до того, что, терзаясь ревностью, литературно мстил своему сопернику, действительному или воображаемому. Он провел несколько месяцев заграницей – и вернулся с неутоленным страданием и «Кубком метелей» – слабейшею из его симфоний, потому что она была писана в надрыве».

А Любовь Менделеева вернулась к мужу, который был рад ее возвращению. Впрочем, до возвращения к мужу она успела пережить роман с актером Константином Давидовским. В 1907-1908 годах он играл в театре Комиссаржевской в Петербурге, исполнял роли пажа Лингарда в «Победе смерти» Сологуба, Ганса Рилова в «Пробуждении весны» Ф. Ведекинда, принца Белидора в «Сестре Беатрисе», Арлекина в «Балаганчике». Любовь Блок назвала его в воспоминаниях «паж Дагоберт», считая встречу с ним одним из главных эпизодов своей жизни.

Дело кончилось тем, что Любовь Дмитриевна ждала ребенка от Давидовского. Блок принял все и обещал любить младенца. Его мать писала в те дни: «Да, это дитя Сашиной несемейственности, целого периода жизни. Как-то потом будет. Только бы он его полюбил».

Блок, действительно, очень ждал этого ребенка. Ему казалось, что с ребенком у них начнется новая жизнь, совсем другая, более естественная и простая. Мальчик родился 2 февраля 1909 года, его назвали Митей – в честь деда.

Зинаида Гиппиус отмечала в мемуарах: «…Я помню Блока простого, человечного, с небывало-светлым лицом. Вообще не помню его улыбки; если и была, то скользящая, незаметная. А в этот момент помню именно улыбку, озабоченную и нежную. И голос точно другой – теплее. Это было, когда он ждал своего ребенка. После рождения ребенка Блок почти все последующие дни сидел у нас с этим светлым лицом…».

Жизнь оказалась жестокой: спустя несколько дней после появления на свет ребенок умер. Младенца похоронили на Смоленском кладбище, рядом с родными Блока. На кресте написали: «Митя Блок». В феврале 1909 года Блок написал стихотворение «На смерть младенца», в котором были такие строки: «Я подавлю глухую злобу, // Тоску забвению предам. // Святому маленькому гробу // Молиться буду по ночам…»

Боль утраты, общее горе сблизили Блока с Любовь Дмитриевной. Прошло несколько лет. 10 февраля 1913 года поэт записал в дневнике: «Четвертая годовщина смерти Мити. Был бы теперь 5-й год»… Все это время Любовь Дмитриевна продолжала хранить у себя вещи, приготовленные к рождению сына. Летом того же 1913 года у ее друзей-актеров Александра Мгеброва и Виктории Чекан родился сын, и она отдала для него большой узел с детским приданым и люльку…

«ВЕСНА И РОЗОВЫЙ КУСТ»

Будучи за границей, Андрей Белый написал два сборника стихов, которые были посвящены его другу Блоку и его жене. А в 1910 году, когда он вернулся в Россию, начался его роман с художницей Асей (Анной) Тургеневой. Они познакомились годом ранее, а серьезные отношения начались тогда, когда в квартире Андрея Белого раздался телефонный звонок. Ася Тургенева спросила: «Не согласитесь ли вы мне позировать для портрета, который я переведу в гравюру? Но только с одним условием: каждое утро, без пропусков и опозданий. Согласны?»

Разве можно было ответить отказом? Белый приходил позировать Асе каждое утро.

«О сестрах Тургеневых шла своя отдельная легенда. Двоюродные внучки Тургенева, в одну влюблен поэт Сережа Соловьев, племянник Владимира, в другую – Андрей Белый, в третью пока никто, потому что двенадцать лет, но скоро влюбятся все», – вспоминала Марина Цветаева.

Андрей Белый был сражен Асей Тургеневой, о красоте которой говорили по всей Москве, наповал. Свое впечатление от первой встречи с Асей он описывал следующим образом: «Вид – девочки, обвисающей пепельными кудрями… Весна и розовый куст – распространяемая от нее атмосфера».

Ася поведала Белому историю, что она с сестрами наотрез отказались жить с отчимом, в результате ее отправили в Брюссель учиться к мастеру гравюры Дансу. А тот очень очень строгий, держит ее как в монастыре и не разрешает отлучаться из дому более чем на полчаса. Андрей Белый чувствовал, что в ее словах больше поэтического вымысла, чем правды, но вообразил себя ее спасителем и стал придумывать план побега.

Он состоялся в конце 1910 года. Андрею Белому удалось получить в издательстве «Мусагет» три тысячи рублей авансом… С Асей Андрей Белый совершил несколько путешествий в Египет, Тунис, Палестину, потом они перебрались в Европу. Ася фантазировала, как жила там много веков назад. Например, в одной из прошлых жизней она была простой крестьянкой под Неаполем, а Белый – рыбаком. Иногда подобные перемещения во времени казались наваждением на грани психического расстройства.

«Родная деточка. Сегодня утром над Киевом я сквозь сон встревожился о Твоем кашле: просыпаюсь: кашляется глупый толстяк. Милая, милая, как грустно без тебя. Но мы – вместе. Слышишь ли Ты меня… Когда думаю о Тебе, все поет, все цветет. Милая. Сижу в Киеве с парижским студентом. Бедный растерялся… Христос с Тобой. Целую, целую – Боря». Это строки из открытки, отправленной Андреем Белым Асе Тургеневым из Киева в мае 1911 года, куда он приезжал на лекции вместе с Александром Блоком.

И еще строки из писем, адресованных Белым своей возлюбленным: «Милая деточка, тоскую, тоскую без Тебя; люблю, стремлюсь, буду наверно к 20-му…» «Милая, люблю, люблю; целую глазки, ручки, ножки; целую ножки и ручки Асиковны и все 22 куколки: милые… Ася, без тебя жить не могу, любовь моя, радость, свет, веселие вечное… Скорей пиши, как кашель. Если только застану Тебя ниточкой, держись!»

«ОТНЫНЕ МЫ БУДЕМ КАК БРАТ С СЕСТРОЙ»

И все было бы хорошо, если бы в очередной поездке в Европу Ася не познакомилась с австрийским доктором философии, педагогом Рудольфом Штейнером, увлекавшимся оккультизмом. Андрей Белый и Ася Тургенева стали адептами его учения.

«Мое детство протекало вначале на севере России, где быстрые реки окаймляются сосновыми лесами, а затем – среди приветливого среднерусского ландшафта, – вспоминала Ася Тургенева. – В одиночестве на природе в ребенке зрела убежденность в том, что существование человеческой души начинается не с рождения и не может закончиться со смертью: душа осуществляет свою земную судьбу, проходя через многочисленные жизни. Но где найти людей, которые могут ответить из потустороннего мира на жгучие жизненные вопросы?.. Только спустя семь лет, когда мне попались в руки книги Рудольфа Штейнера, во мне ожила надежда на то, что и в наше время есть верный путь к области духа. Встреча с Рудольфом Штейнером это полностью подтвердила».

В августе 1914 года Штейнер занимался постановкой «Фауста», в которой Ася с сестрой Наташей должны были играть ангелов. Однажды Ася заявила мужу: «Больше не смогу быть тебе женой. В смысле плотских отношений. Отныне мы будем как брат с сестрой». «Учитель тоже так считает», – добавила она.

Андрей Белый впоследствии вспоминал: «При моей исключительной жизненности и потребности иметь физические отношения с женщиной это означало или иметь «роман» с другой (что при моей любви к Асе было невозможно), или прибегать к продажным женщинам, что при моих воззрениях было тоже невозможно…». И он влюбился в ее сестру Наташу, которая, казалось, только и делал, что соблазняла поэта. В конце концов он не выдержал и заявил: «Ася, я влюблен в Наташу!». Та холодно ответила: «Влюблен – так люби!»…

В 1916 году вконец измученный Андрей Белый один, без Аси, вернулся на родину. Между ними все было кончено, хотя Белый все еще надеялся, что Ася одумается. И в то же время он не мог забыть свои чувства к Любови Дмитриевне Менделеевой. Хотя сблизиться с ней уже не пытался.

Как отмечал Владислав Ходасевич, «история Любви Андрея Белого и Любови Менделеевой сыграла важную роль в литературных отношениях той эпохи, в судьбе многих лиц, непосредственно в ней даже не замешанных и в конечном счете – во всей истории символизма. Потом еще были в его жизни и любви, и быстрые увлечения, но та любовь сохранилась сквозь все и поверх всего. Только ту женщину, одну ее, любил он в самом деле».

Комментарии
0
Рекомендуем:
Будьте здоровы
05 августа Свежо и без риска
Ленинградская область: культурные события
05 августа Выходные зовут на море
Ленинградская область: культурные события
05 августа Через культуру в будущее
Новости Ленинградской области
05 августа Юбилей Ленобласти пройдёт безопасно и с комфортом
Ленинградская область: наш общий дом
05 августа Социальная поддержка материнства
Ленинградская область: наш общий дом
05 августа В первый класс – через портал Госуслуг
Будьте здоровы
05 августа Прокатиться с ветерком и не пожалеть потом…
Ленинградская область: наш общий дом
05 августа Предупреждаем летние риски
05 августа По зову Родины и сердца
Криминальные вести
05 августа Ограбили, похитили и требовали выкуп
Криминальные вести
05 августа В МУП «Водоканал» Бокситогорска расследуется мошенничество на полмиллиона рублей
Криминальные вести
05 августа В деревне Покровская задержали мужчину за кражу металлолома
Криминальные вести
05 августа Собутыльник расчленил тело и спрятал в лесу у деревни Черное
Криминальные вести
05 августа Разборки в Мурино
Развлечения
05 августа Погоня со стрельбой в деревне Заручье
Развлечения
05 августа В Лодейном Поле поймали «домушника»
Развлечения
05 августа Наказание настигло убийц из Волосово спустя 12 лет
Калейдоскоп
05 августа Кто распускает слюни в Ленобласти?
^